Doppelganger/двойник

23 глава

Я не спала всю ночь, и под утро под глазами залегли синяки. Мысль о том, что завтра я погибну, не давала мне покоя. Да и какому нормальному человеку даст? Я чувствовала себя узником, приговоренным к казне. И чему удивляться, если с самого начала мне говорили об этом? Я ухватилась за эту праздничную идею счастливого конца. Только это не сказка, увы. Стоит ли написать прощальное письмо? Что я вообще должна сделать? Елена посоветовала провести последний день с теми людьми, которых я люблю. Только таких людей почти не осталось.

Палец завис над кнопкой вызова. Я третий раз пытаюсь позвонить Рафаэлю и третий раз сбрасываю. Так и не решившись позвонить, я швырнула телефон в стенку. Попытаться найти Криса и спасти? Сделать что-то хорошее перед тем, как погибну? Где только его искать. Я даже не представляла с чего начать. Провести день с Дэвидом? Я не могла так рисковать. Григорий мог узнать и тогда…

Тотальное одиночество – вот мой выбор.

Теперь голоса в голове не прекращались и с каждой секундой становились всё громче. А вены были не синими, как  у нормальных людей,  черными, покрывающими все руки. Магия бушевала, магия хотела захватить меня. И та светлая сила во мне, возможно, уже мертва.

         Стук в дверь прервал мои размышления. Тихо встав с постели, я подошла к двери, не проронив ни звука.

         – Ника, – тихо позвал меня Дэвид, и глупое сердце больно забилось в груди. – Я знаю, что ты здесь. Тебе от меня не спрятаться.

         Я покачала головой и прислонилась к двери. «Уходи, глупый мальчишка, тебе меня не спасти»

         – Ты можешь игнорировать меня вечность, но я не уйду. Ты можешь закрыться от кого-угодно, претворяться стервой сколько хочешь, но я знаю настоящую тебя. И я знаю, что ты победишь эту тьму, тебе нечего волноваться.

         Я хмыкнула, если бы всё было так, как он говорит. Как мне хотелось открыть эту чертову дверь и обнять его,  раствориться, но я ни за что не стану рисковать его жизнью. Моя жизнь больше ничего не стоит, его жизнь я не собираюсь отбирать.

         – В любом случае, ты должна выйти, – не унимался он. – Это приказ Григория, у тебя назначена встреча с Оракулом. Предсказания будущего, тайны прошлого. Выходи, я даю тебе пятнадцать минут, а потом выламываю дверь.

Я немного постояла у двери, а потом, порыскав в ящиках с одеждой, нашла рубашку с длинным рукавом. Надев её, чтобы спрятать свои вены, я снова подошла к двери; рука легла на дверную ручку, но я так и не решалась её повернуть.

– Я тебя предупреждал, – заговорил Дэвид. – На три я захожу.

Как бы я хотела, чтобы это был сон, глупый сон. Это не происходило со мной, с кем-то другим. Я не из тех героинь, спасающих мир.

– Раз, – начал Дэвид.

Я бы хотела снова стать той девочкой. Я бы хотела снова болтать с Энни о всяких пустяках, обнять её, теплую, живую.

– Два.

Я бы хотела, чтобы Крис рассказывал мне о фильмах, которые он просто обожал, и я бы не разу не сказала, что ненавижу эти фильмы.

Я бы хотела снова поговорить с мамой, черт возьми, просто услышать её голос.

Только этому ничему не бывать. И на счет три я открыла дверь.

* * *

До кабинета мы шли молча. Сначала конечно Дэвид пытался со мной заговорить, но я упрямо его игнорировала. Но перед тем, как войти в кабинет, он остановил меня, схватив за руку:

– Ты можешь хоть всю жизнь провести, избегая каждого, но не смей отталкивать меня.

Я ничего не ответила, избегая его взгляда, и зашла в комнату. Григорий и Амара сидели за столом, беседуя с молодой девушкой. По бледной коже спадали длинные светлые волосы. У неё было милое личико, и почти белые глаза. Они прекратили беседовать, и всё три пара глаз были устремлены на нас.

– Мы вас заждались, – сказала Амара, а потом что-то прошептала девушке, которая не сводила с меня взгляд. – Ну раз все здесь мы можем начать. Энни, ты готова?

Имя отозвалось в моей памяти отголосками боли, я почувствовала привкус железа у себя во рту. Всё вокруг меня показалось таким расплывчатым, я не видела ничего перед собой. Боль уничтожала меня, заново прорубая дыру в груди. «Это всего лишь имя» - напоминала я себе.

Девушка кивнула.

Она смотрела куда-то вперед, сквозь предметы. Зрачки стали полностью белыми. Она ничего не говорила, просто смотрела.  

– Смерть, – одно единственное слово, почти шепотом вымолвила она. – За ней смерть. Она посланник смерти.

Сердце отбивало бешеную чечетку в груди, а воздуха явно не хватало в этом помещение.

– Ты ещё можешь спастись, – проговорила она, посмотрев на меня. Я тихонько покачала головой. Она же ясновидящая, должна же знать. – Надо замкнуть круг крови. И тогда та тьма, что была в роде Драговер, исчезнет, и смерть прекратит следовать за тобой.



Allison Haley

Отредактировано: 31.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться