Doppelganger/двойник

24 глава

Я не смогла надолго уснуть, эти голоса в голове так грохотали, что невозможно было даже дышать спокойно. Я пролежала в его крепких и таких родных объятьях ещё минуту, а потом тихонько выскользнула из его хватки, что не разбудить его. Одно я знала точно, мне нужно убираться отсюда, потому что я могу навредить ему, каждому, кто окажется в Центре.

Быстро одевшись, я бросила взгляд на кровать, где мирно спал Дэвид. Я бы так хотела, чтобы все было по-другому и мы никогда бы не принадлежали к внешнему миру. Возможно, один июльским вечером мы встретились, гуляя по шумным улицам Чикаго. Или в холодный зимний день оба забежали бы в Старбакс. Возможно, что мы даже бы и никогда не встретились. Миллионы вариантов наших судеб, но во всех них больше никто не умирал. Я наклонилась и, легонько коснувшись его губ, прошептала:

– Я люблю тебя.

И вышла из комнаты, поспешила сбежать из здания. Солнце только начало вставать, когда тьма внутри меня начала просыпаться. С каждый секундой, с каждым шагом, с каждым вдохом и выдохом я ощущала, как постепенно она набирает силу.

 Я как больной раком, во мне есть то, что отравляет мой организм, и самая прискорбная вещь – это такая же часть меня, как мои органы, кости и кожа.

Я спустилась на первый этаж и перешла на бег. К чертям убраться отсюда. Похоронить себя под толстым слоем холодной земли. Только не становиться тем монстром.

– Погоди! – кто-то окликнул меня, а потом схватил за локоть. Я обернулась и недовольно посмотрела на оракула. Что она вообще хочет? Неужели ей хочется ещё со мной разговаривать после того, что я сделала? Взгляд непроизвольно упал на её шею, где красовались кольцами свидетельства того, насколько я опасна.

– Я хочу тебе помочь, – сказала Энни, сжав мою руку. – Выслушай меня, это очень важно.

Я вздохнула, осознавая, что она не отпустит меня, пока я не дам ей выговориться. А тратить такое драгоценное время на спор не хотелось. Должно быть, убедившись, что я никуда не убегу, она отпустила мою руку.

– Тот мальчик, – начала девушка и неосознанно дотронулась до своей шеи. – Крис.

Тьма, услышав его имя, загрохотала внутри. Казалось, там самое настоящее жерло вулкана. Я даже не знаю, как я её ещё умудрялась сдерживать. 

– Он не тот за кого себя выдает, – я усмехнулась от её слов; ну да теперь, когда он напал на меня, я знаю об этом. – Приглядывай за ним. В нем есть тьма, и, возможно, уже поздно. Но твой друг, верно, идет ко дну.

– О чем ты? – нахмурившись, я посмотрела на неё. – Что значит тьма в нем?

– Он опасен, – с этими словами она развернулась и ушла, оставив меня в замешательстве. Ещё несколько мгновений я смотрела ей в след, а после развернулась и побежала прочь отсюда. Теперь уже некому меня было остановить.

 

Когда я оказалась на приличное расстояние от Центра, то перестала бежать, а после и вовсе упала на колени. Голову ломило от этих адских воплей. Они кричали, шептали что-то на непонятном языке. И каждый раз всё громче и громче. Как будто кто-то бил молотком по голове. Тело бросало в жар, отчего дышать становилось труднее. Я делала рваные вдохи и выдохи, потому что забыла вообще, как дышать. Одежда и волосы становились влажными от пота. Казалось, что ещё немного, и я начну плавиться. Зрение становилось расплывчатым, но я всё же увидела, как вены на руках почернели и горели черным пламенем. Возможно, это был мой личный ад.    

– Николая, куда же ты убежала? – раздался где-то голос Григория. Я завертела головой, чтобы увидеть его, но каждое движение приносило невыносимую боль. – В такой замечательный день.

Он расхохотался, его противный смех раздался над округой. Я зажмурилась, но не от его смеха, а от раската грома в голове. Заглянув глубоко вовнутрь себя, я почувствовала, ка темная сила становилась всё больше. Она постепенно подбиралась к моему разуму.

– Ну же ответь нам, – сказал Григорий где-то рядом. Но я лишь в немом крике открыла рот. Боль оглушала так, что хотелось кричать, чтобы услышать хоть что-то, чтобы удостовериться, что я ещё жива.

– Зачем она нам? Лучше убей её сразу, – глаза защипало от слез, потому что эти слова произнес Крис. Мой Крис. Или уже совсем не мой? Я скорчилась от нового приступа боли; пальцы рук обугливались, становясь черными.

– Когда мы оживим Аделаиду, нам никто не помешает, даже она.

Они говорили так, словно меня тут и не было. Возможно, сейчас они видели во мне лишь ненужный мусор. Не могу не согласиться с этим утверждением, потому что если сейчас на меня кто-то нападет, то я даже не смогу оттолкнуть, ни то, что ударить.

Глаза щипало от слез, а голоса в голове всё настойчиво просили об одном: стать темной. Не знаю, видел ли Крис или Григорий ту черную магию, которая струилась ко мне. Но я видела, как она словно из под земли возникает и мчится ко мне, как гончие. Когда новый приступ боли нахлынул, я закричала так громко, как только могла, чтобы не слышать ни голосов, ни жуткий смех Григория.  

– Эх, Николая, признаюсь, я не хотел идти на такие радикальные меры, – сказал Григорий, и я увидела силуэт, расхаживающий из одной стороны в другую. – Но признаюсь, даже у меня возникли сомнение, что ты станешь темной. Поэтому я и решил не рисковать и вести тебе кровь демона О’ни. Это приблизило тебя к тьме, увеличило мощь твоей силы.



Allison Haley

Отредактировано: 31.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться