Doppelganger/двойник

25 глава

Когда я открыла глаза, то передо мной было чистое голубое небо, а не беспроглядная тьма. Тело жутко болело, как будто я целый день таскала мешки, набитые камнями. Я больше не слышала голосов, которые так хотели, чтобы я стала тьмой. Я бы соврала, если сказала, что тьма навсегда исчезла. Она осталась, тихонько горела в моей душе, только теперь я имела над ней контроль.

Я побывала в объятиях тьмы, ощущала её ледяные прикосновения, но сейчас весь черный смог рассеялся, а меня крепко держали две руки, сжимая в объятьях. Дэвид прижимал меня к себе, и я впервые увидела в его глаза страх.

«Я выжила» - промелькнула мысль в моём сознанье, с парой тройкой, возможно, сломанных костей, но выжала. Не погибла от вспышки силы, не подалась натиску этой магии, а осталось собой.

Дэвид прижал меня к себе ближе так, что, думаю, сломал мне ещё пару костей, и зарылся лицо в моих волосах. Я обняла его в ответ, не смотря на боль в руках.

– Думаете, что всё кончено? – раздался хриплый голос Григория над полем. Это был раскат грома, молния в самый прекрасный день. Дэвид быстро отстранил меня себе за спину, закрывая собой. А руку опустил к поясу джинсов, только сейчас я заметила, что у него был с собой пистолет. 

– Думаю, что да, – ответил он и направил дула пистолета на Григория, который лишь ехидно улыбнулся. Если вы никогда не видели живую змею, то встреча с таким человеком, как Григорий могла изменить этот факт. Он очень хорошо играл роль доброго Всевышнего, война света, только на самом деле он был гнилой.

– Действительно? И что вы сделаете? – он ещё шире улыбнулся, – выстрелишь в меня, а потом оба побежите рассказывать Амаре о том, какой я плохой? И она вам поверит? Какие у вас доказательства кроме ваших слов?

И тут он, черт его побрал, но был прав. У нас было только наше слово против него. И в этой битве явный был перевес в пользу Григория.

– А ещё у меня в руках ваши жизни, даже если один из вас и пойдет к Амаре. Я убью другого. А если решите это сделать вместе, я убью ваших дорогих людей, а они у вас есть, пока что есть.

Мы в полной заднице, у Григория в руках абсолютная власть над нашими жизнями, а у нас ничего. Дэвид медленно опустил пистолет, так же как и я, осознавая всё дерьмо данной ситуации.

– А теперь мы отправимся в Центр и расскажем, как ты, Николая, выбрала свет. И да, кстати, позаботься о своем друге, ты хорошенько его «помотала».

* * *

Я сидела уже второй день в палате Криса. Григорий сказал, что давал Крису демонические наркотики, которые затуманивали его сознание. После того как все ядовитые вещества врачи откачали из его организма, Крис снова станет собой и, самое главное, не вспомнит о том ужасе, что творился. Когда я решила уточнить про слова оракула, то Григорий лишь пожал плечами и уверил, что Крис только человек не более.

Теперь Григорий снял свою маску перед нами, и  ни я, ни Дэвид не представляли, что будет дальше. В руках у него были наши жизни и не только. Даже если рискнуть и рассказать все Амаре, то поверит ли она? В Центре Григорий для всех является спасителем. Нужно веское доказательство тоого, что он не тот, за кого себя выдает.

Крис зашевелился и начал жмуриться от яркого света, исходившего от лампы, светящей ему в глаза. Я рассмеялась над его недовольной гримасой, но потом перестала, когда он смерил меня осуждающим взглядом. Это был мой Крис, не тот монстр, который хотел моей смерти.

– Что случилось? – спросил он. Его голос был хриплым. Он попытался подняться, но у него не чего не получилось. Рана на животе, как у меня сама по себе не затянется. По крайней мере, сейчас он в лучшем состояние, чем был в те минуты, когда мы притащили его в Центр. Елена сказала, что, если бы ещё пару секунд, и он был бы мертв. Я бы просто задушила его, медленно уничтожаю душу. Удивительно было то, что многие раны Криса с быстро скоростью зажили, но врачи решили, что это действие демонических наркотиков. 

И теперь я отвечу на его вопрос правдой. Больше никаких секретов, никаких тайн. Один раз эти тайны завели его прямиком к Григорию. Попытаться снова его отгородить от себя, у меня уже не выйдет. Так что пора раскрыть карты.

– Это долгая история, – начала я. – Так что приготовься услышать правду. 

И я рассказала Крису обо всем; о том, как узнала о себе правду, о том кто я такая, о том, что существует демоны – обо всем. И он внимательно слушал, сначала естественно не поверил, засмеялся, а потом, когда я показала ему те вещи, которые могу творить побледнел. Но в конечном итоге он меня принял такой. 

– Я всегда буду с тобой, – неожиданно сказал Крис и с улыбкой посмотрел на меня. – Не как в прошлый раз. Больше я тебя не предам.

Я улыбнулась горькой улыбкой и взяла его за руку:

–  Я не злюсь на тебя. Мы все делали ужасные вещи, но я не злюсь, потому что делала нечто похуже.

– У нас у всех есть свои шкафы и свои скелеты, – сказал, он, и, не смотря ни на что, прозвучало это весьма странно. Слова оракула не выходили из головы. Но я отмахнулась от этих предположений, это просто моя буйная фантазия. – У всех у нас руки в крови, да, Ника?



Allison Haley

Отредактировано: 31.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться