Doppelganger/двойник

Размер шрифта: - +

2 глава

Прошёл день. Мама уехала рано утром, а я отправилась в университет. Я не успела нормально утром позавтракать, поэтому я на скорую руку сделала бутерброд и решила доесть его по дороге. Многие учащиеся ездят на машинах или на мотоциклах, но я «ездила» пешком.

Через несколько минут пешей прогулки я испытала нечеловеческое отвращение к своему «завтраку». Ускорив шаг, я добежала до ближайшей мусорной корзины и выбросила туда свой недоеденный «завтрак», поспешив на занятия. К сожалению, время сегодня было не в мою пользу. Я думал, что меня стошнит от головокружений, с каждым днем они становились всё сильнее и сильнее. По дороге у меня всё время кружилась голова, так что я опоздала на занятия. Я зашла в аудиторию, постучавшись в дверь:

– Можно войти? – было очень стыдно, это моё пятое опоздание на лекцию мистера Хайнда. Мистер Хайнд вообще-то добрый и приятный в общение человек, если ты не опаздываешь на его лекции, а то он злой как черт становится. Или наоборот сохраняет ледяное спокойствие, при удобном случае потребует от тебя какого-нибудь дополнительного доклада и задаст ещё кучу подготовки к экзаменам, которую обязательно проверит. Он посмотрел на меня проницательным взглядом, пригвоздив к месту, и медленно кивнул. Я быстро зашагала и села на единственное свободное место.

Мистер Хайнд снова начал рассказывать лекцию, а я старалась понять, что же я упустила. Но головная боль не давала мне этого сделать, я выронила карандаш из рук и схватилась за голову. Мистер Хайнд бросил на меня не одобряющий взгляд. Я снова подобрала карандаш, пытаясь начать писать, но не смогла. Карандаш, который я сжимала в руке, сломался на две части, и я выронила его. Я уже несколько минут делала вид, что я пишу лекцию. Треск от карандаша вызвал у меня боль в голове, которая до этого медленно сгрызала меня. Если раньше мигрени были просто доставляющей неудобство болью, то теперь боль была невыносимой.  

Мне показалась, что я услышала, что кто-то зовёт на помощь. Голоса усилились. Даже не голоса, а шёпот. Невыносимая боль. Мне показалась, что я на Американских горках. Руки задрожали. Я вчера то же самое чувствовала. Хуже всего, что головные боли учащались. А нескончаемые таблетки, которые я пила, перестали помогать.

Бог мой! Мой взгляд смотрел на человека, стоящего около мистера Хайнда. Как он суда вошёл? Откуда он здесь? Как он появился? Он был странно одет: рваная и старая одежда. Его глаза были такими уставшими и больными, но в них была видна злоба. Он смотрел прямо на меня пустым и стеклянным взглядом. Я старалась не подавать виду. Мне почему-то стало его жалко.

– Кто это? – спросила шёпотом я соседку, постоянно косясь на внезапно появившегося  здесь мужчину.

– Ты о ком? – переспросила тоже шепотом меня соседка.

Я вижу его одна. Никто его не видит, только я. Мой пульс сильно участился, хоть я попыталась медленно выровнять дыхание. Мистер Хайнд всё говорил и говорил, потом он подошёл к доске и что-то написал, но буквы расплылись перед глазами кривой дугой.

Человек тем временем расхаживал по аудитории. Мои глаза следили за ним, пока мистер Хайнд не одернул меня:

– Мисс Николая, что вы такого нашли, что ваше внимание переключилось от моей лекции?!

– Ничего, – сказала я и отвела взгляд от блуждающего человека.

Блуждающий мужчина подошёл ко мне и сказал мне на ухо, словно это тайна:

– Ты меня видишь?

– Разве вы его не видите? – спросила я, до смерти перепугавшись. Сердце билось в невероятном быстром темпе, уже гораздо быстрее, чем прежде.  

– Кого?! – переспросил ядовито мистер Хайнд.

– Его, – и я указала на пустое место, человека уже не было. Прекрасно! Я сходила с ума!

– Мисс, вы, что шутки шутить вздумали?!

– Нет, извините.

– Продолжим, – сказал мистер Хайнд, но по залу пробежали насмешки надо мной.

Я продолжила писать лекцию. Мне было ужасно стыдно. Я такая глупая, а ещё в придачу ко всему у меня появилась паника насчет темы «Не свихнулась ли я?». Тут меня кто-то толкнул в спину, я обернулась, студент передавал записку:

– Это тебе, – он снова начал писать лекцию, как только я взяла листок.

         – От кого? – спросила я, но он мне не ответил.

         Я развернула записку и прочла её:

         Классная шутка. Научишь? Классно ты нас позабавила. Некоторые девушки хотят привлечь к себе внимание парней любыми средствами. Некоторые, такие как я, в этом не нуждаются.

         Я смяла записку и разорвала её. Куски упали мне под ноги. Я почувствовала бессилие. Глупая записка, для чего мне вообще привлекать внимание парней?! О чём вообще они?!

Иногда мне кажется, что меня окружают полные дуры и мудаки. Этот мир просто полон прекрасных людей!

Голова снова заболела, казалась, что мне её на две части рубят. Боль сковывала меня и заставляла сдаться. С каждым днем мне становилось только хуже. Я подняла глаза и передо мной была девушка. Она была такой страшной, точнее она пугала меня до чертиков. По телу пробежала дрожь. Меня всю перекосило. Её прическа 18 века была вся потрёпана и несколько прядей свисали. Платье было всё порванное, а макияж потёкший. Её глаза не были грустными, они были наполнены яростью и злостью. Она стояла на месте, не двигалась и смотрела на меня.  

– Помоги мне, – хрипло сказала она. – Помоги, – но я уткнулась в тетрадь. Она подошла ко мне и медленно смотрела, а потом заорала:

 – Помоги!

Я с криком вскочила с места, но девушки уже не было. Меня охватил леденящий душу ужас. Я поглощала воздух. Но потом я поняла, что девушки и вовсе не было, а на меня все смотрели как свихнувшуюся и смеялись. Хоть мне было и плевать на них, но я была готова застрелиться. Я выхватила сумку и выбежала прочь.



Allison Haley

Отредактировано: 31.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться