Doppelganger/двойник

4 глава

Утром я долго смотрела в зеркало. Я смотрела на себя, не верила, что я сейчас жива. Перед глазами переносились эти жуткие события. Как мне сейчас страшно. Это ужасное лицо. Как только я воспоминаю её лицо, меня бросает в дрожь. Ты девушка живой мертвец. Я не в том смысле, что она зомби. Просто она, наверное, была живая, но её до ужаса бледная кожа характерная для мертвых, и губы, словно вымазанные кровью вместо помады, не давали мне быть уверенной в том, что она жива. Крис не отвечает на мои звонки, не на сообщения. Надеюсь, хоть в университете он сегодня со мной поговорит.

Но сейчас мне ещё страшнее. Мне так плохо. Я не знаю, кому могу доверять. Я не знаю кто я.

Вроде я всё та же плоть, у меня всё та же кровь и те же кости, но сейчас мне всё больше кажется, что люди это не просто плоть. Это что-то большее. То, что непостижимо человеку, нам не дано понять, что нас делает такими, какими мы есть. И если у людей есть материя - душа. То у меня прах. Я не только кожа и кости, я ещё и прах. Прах из разбитых картинок прошлого, которые я не могу собрать в едино целое. Мне всегда чего-то не хватает.

 

Дописав последние строчки в дневнике, я положила его в сумку и пошла в университет.

К моему сожалению, Крис даже не обратил на меня внимание. Я больше не стала навязываться, глупо было так перед ним унижаться. Я решила рассказать всё Энни. Выслушав мою историю, она очень заинтересовалась. Энни в отличие от Криса верит во все мистическое. Мне было хорошо видеть её добрую улыбку. Она была в полном восторге. И почему-то я тоже была в восторге. Наверное, от того что я вчера осталось жива.

Мы сидели на скамейке в Гранд-парке и разговаривали. Мы часто туда ходили гулять или на пробежку, ведь Чикагский университет был совсем недалеко от него, а ещё и я жила рядом с парком. Я обожала прогуляться до 57 улице, там были кафешки и рестораны с приятными и манящими запахами, а ещё там были книжные магазины и Старбакс[1]. Это был весомый аргумент. Сама я жила на 59 улице.

Я почему-то люблю весну в Чикаго. Для меня весна это как начало новой жизни, нового шанса. Словно что-то что умерло давно, получило шанс начать заново. Шанс жить.

– Она не берёт? – спросила меня Энни, когда увидела, что я звонила маме, а она так и не взяла трубку. Я каждые три минуты проверяю свой телефон в ожидании сообщения, хоть и знаю, что оно не придет. Хоть и знаю, что она не позвонит, может, потому что занята. Но мне нужна мама. Мне нужна её поддержка. И её объятья.

– Нет, – с горечей ответила я. – Уже два дня прошло, а она даже не позвонила.

– Может, работы просто много?

– Надеюсь, что это так.

– Смотри там праздник какой-то, – Энни указала на площадь, где кругом была толпа.

– Наверное, весенний фестиваль, – я снова отвернулась от Энни и проверила сообщения на телефоне.

– Пойдём?

Я кивнула, и мы пошли туда. Там была сцена, на сцене стоял ведущий что-то рассказывавший. Вокруг сцены была толпа людей. Мы влились так сказать в эту толпу людей и смотрели представление. Ведущий что-то рассказывал, смеялся. На сцену выходили гимнастки, музыканты, акробаты со своими номерами. Но меня всё это не впечатляло. Я была полностью погружена в свои мысли. Я не помню, что они говорили, я просто стояла и смотрела куда-то вдаль.  

– Постой тут, мне звонят, надо ответить, – сказала Энни и ушла подальше от толпы. Было очень шумно, поэтому если бы мне звонили, я бы тоже ушла, но мне никто не звонил.

Я стояла и оглядывала взглядом толпу. Один человек из толпы стоявший довольно далековато от меня, посмотрел на меня, сначала его лицо я совсем не разглядела. Он несколько раз поворачивался и смотрел в мою сторону. Раньше бы я такой мелочи бы не заметила, но после недавних событиях, я начала замечать всё. Человек, был брюнетом, с голубыми глазами. Но мне его лицо показалось знакомым. Даже очень знакомым. Это был Дэвид. Только теперь его глаза были голубыми. Когда я его увидела, моё сердце ёкнуло и сделало кувырок. Пришла Энни, я рассказала ей про Дэвида. Она решила разредить обстановку и сказала, что он, наверное, влюбился в меня. Но я совсем не поняла это шутку. Мне не было дело до шуток. Это казалось очень подозрительным. Ведь теперь он ходит за мной как тень. Ведущий объявил о выходе какого-то певца. Вышла кстати певица. Она начала петь песню. Это был ковер на песню Halsey “Young God”. Энни потянула меня за руку и вывела ближе к сцене:

– Давай танцуй! – подруга затанцевала.

Я огляделась того парня уже не было. Мне было так тяжело и страшно, что когда я затанцевала, мне стало так легко и свободно. Строчки песню уносили моё волнение подальше от меня и успокаивали. Do you feel like a young god? You know the two of us are just young gods. And we'll be flying through the streets with the people underneath. And they're running, running, running again.[2]

Но когда я заметила заинтересованный взгляд Дэвида, мне на секунду стало плохо. В тени его глаза мне показались совсем не голубыми, скорее зелеными. Он улыбнулся мне. Я с ужасом осознала, что видела его уже. Не в университете. Это он был в окне моего дома. Эту  ухмылку и зелёные глаза я точно узнала. Узнала бы где угодно. Я попыталась не обращать на него внимания и снова затанцевала, почувствовав, как легко мне становилось от правильно подобранной песни. Мне показалась, что это просто совпадение и ничего больше. Я забыла обо всём.

После фестиваля, я пошла домой. Я замечала, что за мной кто-то идёт. Я ускорила темп, а потом, попытавшись разглядеть боковым зрением, кто за мной идёт. Это был Дэвид. Его яркие зеленые глаза его выдавали. Меня уже не одолевал страх. Какой-то он был скользким и подозрительным типом. Да причём это точно он был в моём окне. Я себе казалась такой бесстрашной, но я была трусихой. Я хорошо знала улицы в Чикаго и быстро завернула в ближайший переулок. Это был не очень хороший план, идти по переулку, когда за тобой следят, но другого выбора у меня не было. Дэвид ускорил шаг, пытаясь догнать меня. Страх брал вверх над рациональным мышлением, поэтому я рванула, что есть сил от Дэвида.



Allison Haley

Отредактировано: 31.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться