Дорога

Размер шрифта: - +

Дорога

Дорогу осилит идущий

- Астра!

Девушка заметно вздрогнула, но, быстро взяв себя в руки, обернулась к окликнувшему ее мужчине в строгой темно-синей форме.

- Извини, если испугал, – виновато проговорил молодой человек.

- Нет, я… я просто задумалась, капитан, – слабо улыбнувшись, ответила девушка, окончательно стряхнув с себя остатки странного оцепенения.

- Ищу тебя по всему кораблю, ищу, а ты здесь…

- Да, я здесь…

- Около иллюминатора.

Девушка, не изменившись в лице, будто робкая улыбка навеки приклеилась к ее бледно-розовым губам, вновь развернулась к огромному, почти в рост человека, овальному проему, серебряной рамой окаймлявшему звездную бездну. Молодой капитан непроизвольно последовал ее примеру. Сегодня черная утыканная звездами пропасть казалась какой-то другой. Были все та же чернота, непостижимым образом переходящая в ледяную слепящую синеву, которой просто не могло быть, все те же редкие, мерцающие ненадежным светом огоньки, неуклюже размазанные по темноте, все те же всепоглощающая пустота и холод. Но сегодня пропасть не была пустой, она притаилась, ощетинилась. Она ждала.

Ждали и люди.

- Зачем ты искал меня, Гор? Что случилось?

- Случилось. Дрон сказал, что у тебя сегодня появился новый пациент. Опять космофобия?

- Да, – нехотя призналась девушка, вслед за капитаном с трудом отрываясь от манящей черноты.

- Кто на этот раз?

- Лила Мос, девять лет, – печально сообщила Астра. – Школьники ходили на прогулку в большой парк на третьем уровне.

- Снова ребенок, – нервно одернул пояс капитан, точно крестоносец, не нащупавший верного меча на его законном месте. – С каждым днем их все больше и больше. И именно сейчас. Почему именно сейчас, Астра?

- Это совершенно естественно, Гор. Человек боится неизвестности, боится перемен, это нормально, абсолютно нормально, – повторила девушка, словно пыталась убедить не собеседника, а себя.

- В тебе говорит врач, – раздраженно отозвался Гор.

- А в тебе капитан, – парировала девушка.

- Да, капитан, Астра, капитан, который должен исполнить свой долг. Я готовился к этому всю свою жизнь, – упавшим голосом проговорил он.

- Я знаю.

- Через тридцать шесть часов я должен инициировать торможение.

- Ты сделаешь это, – равнодушно сказала девушка. – Что тебе может помешать.

- Для кого, Астра? Для кого я это сделаю? Еще пара лет и у нас не останется ни одного человека, способного жить на поверхности планеты, – воскликнул молодой человек.

Девушка выжидающе посмотрела на капитана.

- А ты действительно веришь, что они существуют? Планеты…

- Что за глупости, Астра? При чем здесь вера? Это наука!

- Но ведь ты… никто из нас не видел ни одной планеты, – едва слышно пролепетала девушка. – Значит, ты веришь тому, что предки писали в своих книгах.

- Но ты же веришь тому, что написано в книгах по медицине? – сердито спросил капитан.

- Но я могу проверить каждое слово из них, – уверенно ответила врач.

- Что же нам останется, если мы не будем верить своим предкам, Астра? – почти жалобно проговорил Гор. – Их знания – это единственное, что у нас есть.

- Их знания не помешали им сделать непригодной для жизни родную планету, – презрительно парировала Астра. – Если, конечно, верить тому, что они оставили в своем послании.

Молодой человек обеспокоенно взглянул на девушку, словно впервые увидел ее. Она была немного бледна, но в целом выглядела спокойной. Она всегда была очень спокойна, даже невозмутима, говорила быстро, отрывисто, сдержанно, возможно, слишком сдержанно и сухо для молодой симпатичной девушки. Профессия брала свое. Единственным предметом, который всегда выдавал ее волнение, была массивная золотая брошь в виде семилучевой звезды, окруженной двойным перекрещенным кольцом, отдаленно напоминавшим кольца Сатурна. Во всяком случае именно так их изображали в учебниках по астрономии, утверждавших существование Сатурна. Волнуясь, девушка обычно легонько постукивала кончиками коротко стриженных ногтей по нижним лучикам звезды. Эта привычка осталась у нее с детства, наверное, еще с тех далеких дней, когда она, боясь потерять подарок матери, постоянно проверяла, не исчезла ли с ее груди семейная драгоценность, одно из немногих ювелирных украшений на корабле.

- Мы должны верить, – убежденно сказал капитан. – Должны, чтобы не повторить их ошибок. Нам нужно действовать. Наш путь окончен, Астра, дорога пройдена, это конец, после… начнется новая жизнь.

- Все верно, – подозрительно быстро согласилась девушка. – Так написали они в своих книгах, в твоем бортовом журнале, который ты постоянно перечитываешь, Гор, как священные письмена. Они говорят тебе, что дорога окончена, что теперь можно будет начать жить, но для нас эта дорога стала жизнью. Ничего другого у нас нет, конец дороги – это смерть. Мои пациенты не смогут жить вне корабля, – нервно теребя золотую звезду, возразила Астра. – Даже если планеты есть, Гор, для нас… их уже нет. Ничего не будет.



Дара Мир

Отредактировано: 21.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться