Дорога к себе

Размер шрифта: - +

Глава 4.

Травы пред ним склоняют свои цветы, ночь отступает послушно, даруя свет. Тайны его - как яростный шум воды, слух оглушают, но слов не расслышать, нет.  

Он был рожден превыше других людей, ступает, гордец, как последний из королей, правда лишь в том, что неведомо смертным, где, какое он войско вел, средь каких полей. Чертогом ему стало темных дворцов нутро, город под городом, хищников тайный дом, сидя на троне, он прячется в серебро длинных волос, хоть вовсе не старый он.


Что же ты медлишь? Входи, его юный гость, разве не слышал о Крепости-под-землей? Здесь нет изгоев, и каждому здесь нашлось дело, друзья и заслуженный им покой.

 

I lost my way so many times before
That I forgot just what I'm living for
I'm in the dark, light's so hard to find...
So now I'm leaving it all behind - I'm changing skin

My angry tears like raindrops in the dust
I realized there's no one you can trust
Shot in the back sinking in the night
That's how I'm leaving it all behind - I'm changing skin

Andre Andersen “Changing Skin”

 

Лоэн лежал в камере на холодном каменном полу. Тело давно онемело от холода, а мышцы затекли. Его почти полностью обездвижили, связав по рукам и ногам; даже кисти рук сковали особым припособлением: помимо того, что запястья были сцеплены друг с другом, сжатые в кулак пальцы закрепили прочными металлическими пластинами – пошевелить ими не удавалось. Чтобы пользоваться магией, достаточно несложных движений, но все же для них нужны свободные руки, сейчас же полуэльф никак не мог дотянуться до той стороны.

Тем не менее, Верховный маг не ограничился этим: у дверей камеры он оставил одного из своих людей. В каком-то смысле Лоэн по этому поводу даже испытывал гордость. Выходит, он настолько удивил главу Светлого Совета, что тот не уверен, смогут ли полуэльфа удержать цепи, двери и обычная тюремная охрана.

Чтобы как-то отвлечься от холода и боли в сильно завернутых за спину руках, юный маг погрузился в размышления.

Думал он об Измиере: как тот вел себя в тронном зале, как говорил о своих реформах, и это в присутствии короля! Он даже не скрывает, кто в городе главный. Лоэн решил, что, если каким-то чудом выберется, непременно поквитается с ним. Сразу после того, как разберется с Аллаком. Впрочем, легко сказать…

- Чтоб они все сгинули в пламени Фраха! - проворчал он себе под нос.

Рунар всегда ругал его за это выражение, но от него было не так-то просто избавиться.  Учитель объяснял, что Боги Зеленых Равнин, которым поклоняются нынче, – не более, чем выдумка. Прежде же люди почитали пылающего Фрайкора – Воплощение Огня, невесомого Талатера – Воплощение Воздуха, несокрушимого Гамарда – Воплощение Земли, изменчивую Эвлию – Воплощение Воды, сияющую Иараль – Воплощение Энергии и могучего Майлинга – Воплощение Металла. Однако после того, как Первое Буйство Стихий уничтожило целый остров, а Второе наполовину затопило часть одного из материков, люди перестали думать о Стихиях, как о покровителях, помня лишь об их разрушительной стороне. Со временем даже имена божеств стали забываться и искажаться, а произнося их по-новому, люди теперь подразумевали демонов. Так, если пожар сжигал полдеревни, поминали имя Фраха, а если ураган уничтожал плодоносные деревья – посылали проклятия злому Талху. Рунар говорил, что божества совершенно не заслуживают подобного к ним отношения, а Первое Буйство Стихий и вовсе спасло население мира от неминуемой гибели. Лоэн не спорил, но это ругательство прицепилось к нему накрепко.

Эх, если б хоть тейнар успел сбежать!.. Лоэн вспомнил ужас на лице Верховного мага, когда Нилед кинулся к выходу. Было в этом что-то странное. Вряд ли такой человек (такая сволочь, поправил он себя), как Измиер, беспокоился о тех, кто мог при этом пострадать, да и сам он был в безопасности, пока оставался в зале. Он боялся именно того, что тейнар сбежит. Почему? Он мог привести других? Соплеменники Ниледа и так могут нагрянуть, если он не вернется. Так зачем же Измиеру эта птица?

И снова мысли вернулись к побегу. Цепи держали мертвой хваткой, нечего было надеяться даже ослабить их. Но, может, завтра, когда его поведут на казнь, их снимут, и тогда будет шанс. Если он вообще сможет пошевелиться после этой ночи…

В коридоре вдруг послышался возглас поставленного Измиером мага. За маленьким, забранным решеткой окошком что-то вспыхнуло, раздался хрип, и все затихло. Впрочем, не все. К двери приблизились шаги, потом Лоэн услышал звук отодвигаемого засова, и дверь распахнулась. В камеру бесшумно скользнули три закутанные в плащи фигуры; низко надвинутые капюшоны мешали разглядеть лица. Первый был высоким здоровяком, второй, наоборот, низким, коренастым, третий, стройный и легкий, нес лук – у остальных если и было оружие, то не на виду. Лучник встал у двери вполоборота, чтобы видеть сразу и камеру и коридор, а здоровяк устремился к Лоэну.

Он просто взял руки Лоэна в свои, подержал немного, и пластины, удерживающие пальцы полуэльфа, раскрылись с тихим щелчком. Лоэн никогда не слышал о подобной магии. Его подняли на ноги, помогли освободиться от веревок.

- Что вы хотите? – прохрипел он.

- У тебя есть выбор, - ответил тот, что открыл замок. – Кое-кто хочет сделать тебе интересное предложение, так что ты идешь с нами. Либо ты можешь пойти, куда вздумается, и утром будешь в одиночку противостоять всей ярости Измиера, Светлому Совету, да, по сути, целому городу.



Зоя Altaxena Ласкина Даниил Eternal_Flame Рубинчик

Отредактировано: 31.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться