Дорога к себе

Размер шрифта: - +

Глава 5.

...а тьма в моей глотке горчит, как гнилая соль.
И каждую ночь на свободу - какая малость!
Испить чьей-то крови, жизнь отобрать? - Изволь.
А кроме того, вышло так, ничего не осталось.
Арденна в ночи окунулась в немой покой.
У нас полчаса до того, как все станет красным
От рассвета, конечно. Он выльется за стеной.
Полчаса. Или - крайнее время, - не больше часа.
А пока он не вспыхнул, ты дом свой не покидай.
Не каждую ночь я смогу защитить от мрака.
Дай мне время, мой друг, на разгадку всех этих тайн,
Говори им, что хочешь, меня же - не узнавай.

На груди оступившихся алые вспыхнут маки.

 

Дорога в ночь вьется змеей,

Мир тает перед глазами.

«Ты должен быть нашим!» - кричит воронье,

Я, танцуя со смертью, себя забываю.

Боль и любовь на разные чаши,

Меня здесь не будет, следы смоет дождь.

Кричит воронье: «Ты должен быть нашим!»

Вьется змеей дорога в ночь.

Ольви «Дорога в ночь»

 

Трудно было выбрать более выгодное убежище, чем то, которое занимал Темный орден. Ультуна, Цитадель-под-землей, не зря получила свое название: подземелья шли подо всем Виареном, перемежаясь переходами, галереями, залами – и большими, как главный зал, и совсем маленькими, где жили члены ордена, хранились книги, артефакты, запасы продовольствия. Ломенар не мог не удивляться, откуда под городом столько туннелей и кто их прокопал; Иннер, давно не новичок в Ультуне, объяснил, что некоторые из них проделали сами Темные, но большинство было здесь задолго до прихода Альмаро. «Неужели люди, строившие Виарен, не знали об этих подземельях?» - спросил полуэльф. «Вероятно, не знали, иначе использовали бы их для своих нужд, - ответил тейнар. – Может, Магистру известно и больше нашего, но он никогда об этом не говорит. Ясно одно: подземелья эти очень и очень древние».

Иннер, добровольно взявшийся опекать Ломенара, показал ему всю Ультуну (с дозволения Альмаро, разумеется), и юный маг видел непонятные рисунки, высеченные в каменной стене в одном из коридоров, кончавшемся тупиком. «Что же за тайну скрывают эти подземелья?» - подумал он.

По сути, Ультуна была огромной шпионской сетью: подчиненные Альмаро следили за всеми важными фигурами в городе. В итоге Магистр знал все слабые места чиновников, аристократов, приближенных короля, а значит, обладал истинной властью. Всегда можно было, потолковав с нужным человеком, убедить его действовать в интересах Ультуны, устранить неугодных, протолкнуть или, напротив, отменить тот или иной закон. Этим, собственно, Ломенар и занимался: следил и «толковал», впрочем, как и многие в Цитадели-под-землей.

Первое время ему приходилось прикладывать усилия, чтобы не вспоминать Рунара, Йорэна, Академию; но вскоре он обнаружил, что воспоминания стали тускнеть – совсем они, конечно, не исчезли, но силой его воли были загнаны вглубь, где уже не могли причинить боль.

Не сказать, чтобы он сразу нашел друзей в Ультуне, но из тех, с кем ему доводилось тут работать, какую-то симпатию или по крайней мере интерес вызывали семеро. Прежде всего, та троица, которая и привела его к Альмаро: Грун – гном, Вириг – орк, и, конечно, Иннер – кстати, единственный тейнар среди обитателей Ультуны. Полуэльф сразу почувствовал, что это неспроста – здесь кроется какая-то тайна; но ни о чем Иннера не спрашивал, тем более что о себе тоже не собирался рассказывать. Остальные четверо: еще один гном, Угни, и люди – Бенну из Бьерлунда, Аскур из Сехавии и Одвар, уроженец Виарена. Такое разнообразие нравилось юноше – наконец-то он чувствовал себя своим среди таких же, как он. В гномах его привлекали добросовестность, основательность, редкое спокойствие, но если гнома вывести из себя… О, это был настоящий ураган! Орки же внешне были отражением породившей их стихии, Металла: такие же непроницаемые, яркие и холодные, но ради тех, кому удавалось завоевать их расположение, могли пойти и в огонь, и в воду.

А еще его необъяснимо притягивал сам Темный Магистр: полуэльф частенько украдкой наблюдал за ним, пытаясь понять, кто же он такой. Не человек и не эльф, это ясно – но кто тогда? Альмаро не подходил под описание ни одного из известных Ломенару народов; было в нем что-то особенное, какая-то тайна, и мало кто отваживался прямо выдержать взгляд его удивительных глаз – черных, глубоких, в которых бродили странные отсветы… Никто не знал, откуда он пришел в Виарен и где жил до этого, и сам он никогда об этом и словом не обмолвился. Казалось, он был здесь всегда; и в то же время Ломенар чувствовал, что Магистр чего-то ждет: какого-то знака, не иначе, после которого все должно измениться…

Дважды Альмаро отдавал ему приказ убивать. Юный маг полагал это скорее проверкой, нежели важным заданием: уж слишком незначительной помехой казались жертвы. В первый раз было трудно. Он прогонял перед внутренним взором все сцены, которые могли вызвать в нем злость: лицо Аллака, обрекающего на смерть бедного старика, Измиера, приговорившего Ниледа к казни, и толпу, безучастно на это глядящую… Наконец, он представлял тело Рунара, которого наверняка отравил кто-то из этих двоих или такой же подонок. «Все они одинаковы», – бормотал он. И все равно от мысли, что придется убить человека, не имеющего отношения к его врагам и по сути ничего ему плохого не сделавшего, Ломенара кидало в дрожь. Добравшись до жертвы, он просто приказал себе: «Надо» и, ощутив странную пустоту, нереальность происходящего, вонзил кинжал человеку в грудь. Потом накатила слабость и тошнота. Полуэльф тащился по городу, с трудом понимая, куда идет; было желание завалиться в ближайшую таверну и пить вино до тех пор, пока не потеряет сознание или, по крайней мере, не перестанет соображать. Вместо этого он добрел до Ультуны, никому не сказав ни слова, прошел в свою комнату и рухнул на кровать. Его не мучили кровавые образы, не являлись кошмары, просто он ощущал себя скверно. Тошнило от всего вокруг, а больше всего от себя, и ни одна мысль не доставляла радости. Поэтому он прибегнул к своему обычному средству избавления от дурных мыслей и эмоций: погрузился в чтение. Только далекие миры и необычные приключения, описанные хорошим мастером слова, могли заставить его позабыть обо всех неприятностях.



Зоя Altaxena Ласкина Даниил Eternal_Flame Рубинчик

Отредактировано: 31.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться