Дорога к себе

Размер шрифта: - +

Глава 11.

Sea without a shore for the banished one unheard

He lightens the beacon, light at the end of world

Showing the way lighting hope in their hearts

The ones on their travels homeward from afar

Nightwish “The Islander”

 

- Чем его так приложило?

Эльдалин не ответила, а, может, и не заметила вопроса. Она сосредоточенно ощупывала грудь Ломенара, временами замирая, словно к чему-то прислушиваясь, и вдруг вскрикнула, отдергивая руки.

- Что с ним? Где он, я не понимаю! - она выглядела до крайности растерянной и взволнованной.

Айнери приложила ухо к груди полуэльфа и замерла.

- Он жив, – удовлетворенно кивнула она мгновение спустя. – Сердце бьется. Да что с тобой?!

По лицу эльфийки бежали слезы, она дрожала.

- Его энергия… жизненный свет… его нет, – всхлипывая, сбивчиво попыталась объяснить она. – Его не может не быть совсем, если он жив, но я не ощущаю в нем жизни. Я попыталась влить в него собственные силы, но они утекают будто в никуда. В мертвое тело мне не удалось бы их влить вовсе. Я не понимаю, что с ним, не вижу ран... Не считая пары ожогов и царапины, его тело не повреждено, но это лишь оболочка, она пуста! Я не чувствую его. Ломенар не мертв, но его здесь нет, только его тело, я никогда такого не видела, я не понимаю, что это…

- Хватит! Все, успокойся! Я вижу, с ним происходит что-то странное, но ты и сама не понимаешь, что именно, так что прекрати этот поток слов и слез. Пользы от них нет. Мне нужно подумать… Погоди. Ого!

Айнери взяла в руку талисман мага: лучи септаграммы оплавились и потеряли форму, металл покрылся пятнами и был весь в дырках и щербинах, будто изъеденный ржавчиной. Под пальцами девушки он крошился. Эльдалин вытаращила глаза.

- Это же серебро урисков! Вы, кажется, зовете его радужной сталью. Этот металл не может ржаветь, а жар, способный его расплавить, прожег бы грудь Ломенара насквозь, от такого даже амдарская кровь не спасет!

- Хочешь сказать, что это подделка?

- Никогда не слышала, чтобы орианы подделывали. Амдары никогда не осмелятся на это, а людям это просто ни к чему. Но даже будь ориана из простого железа, что могло такое с ней сотворить? Вчера она была целой, я сама видела, а маги ни разу не достали Ломенара, по крайней мере, я этого не заметила. Вот, взгляни на его кольцо.

Кольцо на пальце Ломенара выглядело получше, но тоже было сильно оплавлено, хотя темный полупрозрачный камень внешне не пострадал.

- Оставаясь здесь, ответов мы не найдем, – решила Айнери. – Помоги мне привязать его к седлу, поедем дальше, куда вы и собирались. Возможно, лекари в Гермине смогут ему помочь, или маги скажут, что за сила превратила его амулет в мусор.

«Прости, дядюшка Смаль, я снова подвожу тебя, но вернуться пока не могу».

***

«Какой бы долгой ни была ночь, рассвет все равно наступит», - кажется, так говорил какой-то древний мудрец. Впрочем, до ночи в прямом смысле было еще далеко — когда они выехали из города, полдень только наступил, а с тех пор прошло не больше четырех долей. Первое время Айнери постоянно оглядывалась, но потом ждать новой погони перестала: откуда ей взяться, если с той поляны из ультунцев не ушел никто, да и не ожидали они нарваться на Ломенара… Лес, в начале их пути маячивший на горизонте, потихоньку подбирался к дороге, и вскоре справа уже можно было различить отдельные деревья. Навалилась усталость, но Айнери все откладывала мысль об отдыхе, стремясь уйти как можно дальше от столицы. Она смотрела теперь в основном на дорогу и потому вздрогнула, услышав негромкое:

- Здравствуй, Айнери Лин-Таари.

Девушка остановилась и дико огляделась. Сзади тихонько ахнула Эльдалин.

На опушке леса, шагах в десяти от дороги стоял человек — словно соткался из смешения солнечных лучей и тени листвы, до того бесшумно он появился. Довольно высокий, широкоплечий, на вид лет пятидесяти — самый расцвет зрелости для мужчины, с широким обветренным лицом, он спокойно глядел на замерших девушек, а его волосы золотило постепенно садившееся солнце. Его можно было принять за лесника или охотника, если бы не рубашка из нежно-зеленого полотна, вышитая по вороту и обшлагам блестящими нитями — роскошь, хотя и умеренная, но странная для человека, проводящего большую часть времени в лесу. Возле незнакомца невозмутимо сидел огромный пушистый пес необычного красно-рыжего цвета.

- Ты кто? Что тебе надо? - выпалила Айнери прежде, чем притупленный усталостью мозг снова стал соображать: незнакомцу откуда-то известно ее имя. - Тоже за мной пожаловал?

Мужчина улыбнулся — судя по всему, своим мыслям или воспоминаниям:

- Ты именно такая, как тебя описывали твои родители и твой брат. Смелая, порывистая, за словом в карман не лезешь, - он шагнул вперед, протягивая раскрытую ладонь. - Меня зовут Этайн, я друг твоей семьи, а, значит, и твой тоже. Лин и Кирина неоднократно бывали у меня, а твой брат приезжал в прошлом году и оставил у меня… одну вещь.



Зоя Altaxena Ласкина Даниил Eternal_Flame Рубинчик

Отредактировано: 31.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться