Дорога забвения

Размер шрифта: - +

Глава 2

Шел второй день подготовки. Для меня – в основном в ожидании, тогда как Ал крутился как белка в колесе. Первым делом мы озаботились покупкой капсулы полного погружения, и тут возник первый вопрос: как сделать все незаметно? Если оформлять кредит, информация тут же просочится на работу, а этого совсем-совсем не хотелось. В итоге я купил Алу какой-то супермощный виртуальный шлем, на который он давно копил, а он взамен дал мне наличных на капсулу. Кстати, тут-то и всплыла первая странность: по словам моего друга, начинка у шлема гораздо менее дорогая и сложная, чем у капсулы, но цены на них не особо отличались. В центре обслуживания, где я занимался оформлением всех необходимых бумажек, мне радостно сообщили, что я как раз попал на акцию, и поэтому мне оформили скидку на 75% стоимости. При этом, покопавшись в сети, я понял, что такая акция работает далеко не для всех – в дело вступает какой-то сложный коэффициент, который высчитывается исходя из средней зарплаты, социального статуса и уровня образования. «Мы заботимся о том, чтобы нашим игрокам было комфортно играть друг с другом, и потому делаем все для повышения количества культурных, конструктивно настроенных людей на просторах «Дороги забвения»», - сообщалось в одном из множества рекламных роликов. Вот уж точно: узнаем, что ты любишь читать – запихнем в игру, там-то ты разучишься. Забота о культуре в действии.

К слову, тот эффект, который оказывала игра на нас, объяснялся тем, что «большинство людей с эмоциональной зависимостью имеют проблемы с общением, в то время как одной из основных особенностей игры является направленность на взаимодействие игроков». В общем, все было очень здорово и добродушно, но доверия не вызывало ни на каплю.

Признаться, я здорово ждал расшифровки информации с флешки, но тут меня ждал большой облом. В первый же день Ал зашел ко мне в гости и с горящими глазами сообщил, что мой шеф – страшный компьютерный извращенец, и что прочитать информацию быстро не выйдет. Было явно видно, что он в восторге.

- Вот смотри, - говорил он, втыкая устройство в свой ноут, - что ты видишь?

- А что я по-твоему должен видеть? – спросил я с недоумением, - Обычная папка, в ней куча других папок и файлов.

- Будь это так, - покачал головой Ал, - Я бы достал информацию за две минуты. Перед нами – одна большая и сложная программа, которая заставляет компьютер показывать привычные для нас папки и значки. На самом деле их, - он показал на фотки и файлы отчетов, - тут нет. Есть один большой файл, который водит нас за нос.

- Но ведь я открывал эти файлы, - возразил я ему, - если бы их не было, программы для чтения не смогли бы их прочитать, и я тут же обо всем узнал бы.

- Я и говорю, это каким извращенным умом нужно обладать, чтобы даже программы сымитировать! Тот, кто это сделал, все учел, кроме одного – что смотреть флешку буду я. Смотри, комп абсолютно чистый – я специально стер с него все программы, которые умеют что-то читать или редактировать. А теперь открой какую-нибудь картинку или текст.

Я ткнул в первый попавшийся значок и тут же увидел окошко загрузки текстового редактора.

- Охренеть.

- То-то и оно, дружище. Слушай, мне даже хочется теперь познакомиться с твоим шефом – голова у него явно варит здорово.

- Выходит, без шансов вытащить оттуда информацию?

- Как это без шансов, - обиделся Ал, - Просто времени много нужно, там все очень хитро сработано. Как бы тебе объяснить… информация разобрана на части, эти части перемешаны, потом инфа разбита еще раз и еще. Я думаю, при каких-то условиях эта программа запускает обратный процесс, но то, с чем имею дело я, похоже на собирание паззла, который несколько раз пропустили через мясорубку. Самый простой путь – подобрать пароль к каждой папаке, но оно куда-то фиксирует неудачные попытки, и на третий раз начисто блокирует доступ к компьютеру. Я полночи прогу писал, которая обходит этот алгоритм. Плохая новость в том, что быстро все равно не выйдет. На каждую папку – по несколько дней.

- Все равно лучше, чем ничего. Если я хоть немного буду опережать Марка и его ожидания, будет шанс хорошенько его удивить. Кстати, ты смотрел на его программу, пробовал ее вскрыть. Как думаешь, такой человек способен добираться до секретных отчетов вроде того, что мы читали?

- Да черт его знает, на что он вообще неспособен. Говорю тебе, Макс, я такое первый раз встречаю за последние несколько лет, а уж практики у меня с избытком.

Мы поговорили еще немного, а потом Ал резко засобирался домой, потому что у него сверкнула очередная блестящая идея, которую необходимо было проверить. А я остался обдумывать свое положение и возможные варианты. Читать почему-то совсем не хотелось.

 

Терпеть не могу бесцельное ожидание. Вроде бы от тебя ничего не зависит и можно переключиться на какие-нибудь полезные дела, но мысли с завидной регулярностью возвращаются к одной и той же теме и собраться никак не выходит. От нечего делать я начал шерстить сеть на предмет любых упоминаний о технологиях полного погружения. Люди делились домыслами, рассказывали страшилки о том, что случится, если вдруг упадет метеорит и связь прервется, рассказывали о силе самовнушения и том, как организм может отреагировать на информацию о том, что тебе, скажем, отрубили руку в бою. По всему выходило, что штука серьезная и опасная – с той же отрубленной рукой выходило, что при получении информации о травме мозг посылает команду и начисто перекрывает кровоток в поврежденной конечности. А потом поди докажи себе, что рука есть и шевелить ею можно. В лучшем случае – онемеет, как если отлежал, в худшем – здравствуй, неделя реабилитации. По этой причине в большинстве современных игрушек реалистичность была лишь частичной – ничего не отваливалось в бою, просто временно перекрывалась возможность двигаться, а при критических повреждениях наступало перерождение. При этом активно велись разговоры о разработке нового поколения игр, где все эти нюансы будут учтены, и публика в особо неудачные моменты безо всякого риска сможет насладиться видом собственных внутренностей. Очень хотелось верить, что «Дорога» не настолько прогрессивна – реалистичность, это, конечно, здорово, но смотреть как меня уродуют в бою как-то совсем не хотелось.



Наполеон Плотников

Отредактировано: 20.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться