Дороги Аннуина

Размер шрифта: - +

8

– Мы не можем так рисковать, – заявил охотник, наблюдая за тем, как Сага с плохо скрываемым трепетом держит в руке перо грифона, – я должен пойти первым.

Они стояли прямо перед аркой, и её мерцание бросало призрачные блики на их лица, постоянно меняя их выражения. Словно каждый стоял за тонкой стеной льющейся вниз воды. Сага наконец–то поняла, что ей надо делать, и терпеливо повторила свой план охотнику:

– Ты не можешь пройти первым. Хотя бы потому, что грифон велел отдать своё перо мне, а не тебе. Он знал, что делает.

Она умолчала о том, что именно грифон провёл её в Аннуин. Такие подробности охотнику знать ни к чему. Хитрая зверюга ничего не делала просто так – Сага была в этом уверена на все сто процентов. Он и перо своё отдал, предвидя препятствие на их пути.

Охотник Пуйла открыл рот, собираясь разразиться гневной тирадой, но Сага не дала ему начать. Она притворно пожала плечами, словно соглашаясь с ним, и опустила голову – сама невинность и послушание, что от неё и хотели. Охотник выглядел сбитым с толку, он явно ожидал встретить со стороны Саги бурное сопротивление. За время их совместного передвижения они слишком часто умудрялись затевать стычки, чтобы он сделал соответствующие выводы о её привычке спорить. Чтобы она не говорила и какие доводы не собиралась приводить в свою пользу, охотник собирался следовать своему плану.

Упрямый, упёртый как буйвол.

Неожиданно Сага испуганно хлопнула глазами, смотря за плечо охотника, и поднесла ладонь ко рту, словно была готова закричать от страха. Мужчина заметил её выражение лица не сразу, но заметив – моментально развернулся, выхватывая меч и оставляя Сагу за своей спиной как за живым щитом.

Она моментально бросилась в арку, сжимая в руке перо и отчаянно надеясь, что поняла всё правильно. Что грифон имел именно это в виду, а не просто выказал непонятную сентиментальность, прислав её перышко. Плотные и горячие потоки воздуха ударили Сагу в лицо, словно она столкнулась с чем–то живым. С каждым новым шагом она по инерции пробивалась сквозь завесу арки, и та не преграждала ей путь. Удивительное дело – Сага словно шагала по воздуху, не ощущая под ногами земли, и каждое движение длилось вечность – растянутое, замедленное и тягучее. Несмотря на то, что стена не выглядела слишком широкой, Сага проходила сквозь неё так долго, что не могла бы сказать – прошло несколько секунд или десятков минут с того момента, как она вошла в арку.

Где–то очень далеко позади Сага слышала гневный рёв своего спутника. Он разгадал её маневр и ринулся следом, стремясь догнать беглянку. На секунду Сага похолодела, представив себе – что будет, когда он достигнет конца арки, и они встретятся лицом к лицу? Кстати, у него ведь есть меч, что делает положение весьма щекотливым.

Всё это выглядело не очень  хорошо.

Проход через арку закончился внезапно – свет погас, а Сага оказалась на каменной дороге, вдоль которой росли высокие и густые кусты. Они казались настолько высокими, что их самые верхние ветви, сплетенные в непроходимую стену, можно было увидеть, лишь запрокинув голову. Однако времени на разглядывание живой стены у Саги не было. Помня, что позади неё вот–вот должен появиться разъяренный воин, она припустилась бегом вперёд.

Арка должна была остаться где–то очень далеко позади, когда Сага остановилась, переводя дух. Разумнее всего сойти с дороги и выждать в зарослях, когда охотник пройдет вперед, если конечно он не додумается выследить её каким–нибудь известным ему способом.

Сага попыталась раздвинуть ветки кустарника, который возвышался вдоль дороги на протяжении всего её пути. Каждая веточка была усыпана довольно длинными колючками и извивалась так, что сплеталась с соседними ветками в опасное полотно. Сага зашипела, когда одна из колючек проколола кожу на пальце почти до крови. Посасывая ранку, девушка поняла, что у неё нет никаких шансов поискать укрытия на обочине. Очевидно, в этот раз Аннуин предлагал ей одну лишь дорогу.

Через несколько шагов дорога разделилась надвое, и Саге пришлось хорошо поразмышлять над тем – куда свернуть. Когда она попала в арку, горная цепь оставалась прямо впереди. И если дорога никуда не сворачивала до сих пор, то ей надо пойти направо. Левое ответвление дороги уходило куда–то вбок, в сторону.

Сага зашагала дальше. Интересно, отстал ли охотник, и какую дорогу он выберет? Мысленно посмеявшись над тем, какое выражение будет у него, когда он обнаружит, что не смог догнать свою спутницу, Сага поглядела на небо. Самое время начать смеркаться.

Но цвет неба здесь не менялся.

Через еще пару сотен шагов Сага начала задумываться о том, что понятия не имеет – какие твари могут здесь обитать. Она оставалась совершенно незащищенной, пока брела прямо по дороге и не имела возможности спрятаться. Безжалостный Подземный Мир не обладал снисхождением к своим обитателям, а потому Сага прекрасно понимала – ей придется либо придумывать, как защититься от неожиданной встречи, либо готовиться умереть. Последнее в её планы абсолютно никак не входило.

Когда дорога разделилась натрое, а спустя еще какое–то время – на целых четыре одинаковых дороги, Сага с трудом подавила желание признать свою необдуманную поспешность. Она блуждала уже много времени, и гудящие от усталости ноги предательски дрожали, грозя подкоситься в любой момент. Девушка остановилась, оценивая исчезающую впереди каменную ленту. Ей надо сделать привал. Если кусты останутся позади, за спиной, то возможно, что никакая тварь не подкрадется сзади, не рискуя оставить свою шкуру на колючих ветках.

Сага умостилась на краю дороги, постаравшись свернуться калачиком так, чтобы всё пространство впереди и позади неё легко просматривалось, и закрыла глаза. Она справится, хоть и готова уже согласиться с тем, что ей крайне неуютно в одиночестве. Даже компания самоуверенного и вечно всем недовольного охотника сейчас была бы крайне кстати.



Юлия Ганская

Отредактировано: 10.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться