Дороги Истины

Размер шрифта: - +

Дороги Истины. Глава 1: Серые будни

 

'Место для ночлега. Желательно повыше...или достаточно глубоко', - Кочевник отхлебнул из фляги, не переставая оглядываться по сторонам и держа руку у кобуры с револьвером. Пару лет назад боец Серых научил его открывать флягу указательным и большим пальцами, специально для этого ослабив хват крышки, дабы освободить одну руку для контроля неожиданностей. Это была своего рода благодарность за то, что он помог их отряду отбиться от медведя, попавшегося на их пути там, где его быть не должно. Благодарность того уровня, который мог оценить лишь человек, выживающий здесь не первую пару суток. Помогла картечь из обреза Кочевника, который как раз решил сделать небольшой привал в подземной парковке. Не то чтобы она нанесла существенный урон существу, по размерам напоминающему скорее бронетранспортер, но, видимо, тот и так устал от непрерывного зуда автоматных патронов, проникающих в его шерсть с нескольких сторон, а тут ещё куча мелкой пыли ударила прямо в морду. Навык - неплохой презент, особенно когда в дополнение к нему пошли патроны. А неожиданности бывают очень даже часто, другими словами, ожидаемы они здесь. Вроде бы мелочь - как открывать емкость с ценной водой, одной рукой или двумя, - а это уже дало несколько раз повод отказаться от бесплатных билетов на поездку по ту сторону Небесных Врат...если они вообще существовали. В этом Кочевник очень уж сомневался, глядя на всё происходящее.

В этот раз всё оказалось спокойно.

Долго брел он, стараясь не издавать лишних звуков, мягко ступая по останкам некогда величественного города, имя которого не помнит даже сам Кочевник. 'Все теперь они на одно лицо. Мертвое лицо', - подтянув падающую сумку обратно на плечо, он подошел к одной из высоток, напоминавшую теперь выжженный череп без глазниц. Остановившись и положив сумку и автомат на землю, он стал прямо, будто рядовой на построении, и, закрыв глаза, вдохнул медленно и глубоко воздух, плавно поднимая руки вверх. Да, это было критически неразумно с его стороны, даже Серые бы с него посмеялись, несмотря на должное уважение к его персоне, но, черт возьми, когда все произошло тогда, лет 20 назад или около того, не спасли их хваленые методики, тактики, стратегии... никто не ушел от этого. Даже те, кто живы, вряд ли радуются своей участи лицезреть на тлеющие останки некогда могучей и процветающей людской расы. По крайней мере, так до катастрофы старались убедить в этом различные плакаты, умные люди в телевизорах и компьютерах, и другие средства промывания мозгов.

Это был ЕГО метод изучения местности, ЕГО подход узнать, есть ли рядом кто-то живой. Кочевник не имел ни малейшего понятия, как он приучился это делать. Он просто... мог, и это работало. Жизнь - лотерея, никогда не знаешь, какие из цифр окажутся победными или фатальными, но если когда-то и выпадут кости умереть именно из-за этой привычки - что ж, видимо, пришел черед. Пока 'трюк' срабатывал.

Серых Кочевник недолюбливал. Даже несмотря на то, что они его не трогали и разговоры ведут адекватно и уважительно, по сравнению с Красными или Желтыми. Те вечно впадают в крайности, как и впадали, весьма вероятно, до Суда. Просто Серые... ни рыба ни мясо. Бывшие солдаты, госслужащие, бойцы спецподразделений, внутренних органов и других представителей вида людей, являвшихся лишь тенью человеческой натуры, привыкших не думать самостоятельно, а подчиняться указам вопреки своему сердцу и разуму, даже когда к ним стоило прислушаться. Судья и наградил их за это серым цветом кожи, по крайней мере, все так думали. Конечно, и среди них были настоящие Люди, но все они ушли либо их вовремя "ликвидировали". Не водятся такие больше со своими бывшими товарищами. Полная противоположность сухой дисциплинированности Серых, это народ Красных: эмоциональные, безбашенные, практически неуязвимые в гневе, они, словно берсеркеры древности, приносили ужас и разрушение туда, где, казалось, уже нечего разломать или сжечь. Толкуют, будто Судья разделил изначально некоторых людей на Красных и Синих, упрямых агрессоров и безобидных добряков, но, видать, на безграничном добре далеко не уедешь. Не видел Кочевник Синих ни разу.

Пусто, но следы чего-то живого есть. Пробраться на верхние этажи, насколько возможно, осмотреться, поставить несколько растяжек, закрыться в помещении, изолироваться, - думая уже на ходу, подняв сумку и карабкаясь на обвалившийся пролет ступенек, Кочевник заприметил, что ступеньки эти тоже обвалятся в ближайшем времени, и спуск в будущем, вероятно, будет уже не таким легким, как подъем. 'Не ровен час, эта хренотень обвалится с таким звуковым сопровождением, что на мой концерт не придут разве что глухие да сытые... и те, уверен, явятся попозже, на остатки" Поднявшись на несколько этажей, он заметил в одном из пролетов гнилую прикрытую дверь, еле висевшую на одной проржавевшей петле. 'Странно, хозяева в наше время настолько гостеприимны, что не утруждают себя затворять калитку, а тут...', - снова опустив руку к револьверу и в этот раз достав его, Кочевник нагнулся и, медленно прислонившись к стене сбоку, аккуратно взглянул через щель внутрь. 'Хм, с одной стороны - умно, с другой стороны - пустая трата ресурсов', - срезая кусачками проволоку от найденной гранаты, путник хмыкнул и спокойно прошел в пространство, которое когда-то можно было назвать 'уютная квартирка'. Бывшие здесь относительно недавно постояльцы решили, что будет весело сделать кому-то сюрприз и оставить подарок-напоминание о том, что нечего соваться в подозрительные места. Вопрос в другом - кто посчитал себя настолько богатым, что решил раскошелиться на растяжку в таком богом забытом месте? 'Неужто...хотя, черт его знает. Я не видел больше нормального человека уже лет пять, если не больше'.



Евгений Скирата

Отредактировано: 22.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться