Дороги Истины

Размер шрифта: - +

Дороги Истины. Глава 2: Цель

 Выстрел был из окна на втором этаже. Вопрос только - из какого? Банда открыла огонь по зданию, никуда особо не целясь, крича от ярости и страха. За это время упал ещё один из Красных, а потерь с той стороны явно не наблюдалось. - Урод, мать твою, только высунься, я тебя по всем стенам размажу, слышишь?! - Поток гневной брани из уст мародёра был встречен молчанием. Тут из окна вылетела граната и упала недалеко от них, подпрыгнув и подкатываясь ещё ближе. -Ложииись!, - грузные тела плюхнулись на землю, закрыв руками голову: сразу был виден отработанный рефлекс, который людям без подготовки свойственен не был. Встать им уже не удалось: человек в сером плаще с капюшоном высунул в разбитую оконную раму автомат и хладнокровно, со следами сосредоточенности на лице, пустил пару пуль в каждого из лежачих.

  Подняв муляж гранаты, Кочевник на всякий случай проверил тела, не остался ли кто-нибудь в живых, лишь притворяясь отошедшим в мир иной. Прощупав карманы и обыскав сумки, он взял лишь патроны и у того, кто кричал, видимо, главного, нащупал ампулу от собачьей инфекции. Неплохой бонус. Вдруг недалеко на земле раздался мокрый кашель. Это был тот самый, кто громче всех смеялся при той кошмарной резне. И кричал ему, что от него не останется даже на корм псам.

  Да, он мог скрыться - в здании был пожарный выход, а у Красных было в отряде слишком мало людей, чтобы попытаться пресечь попытку к бегству, но Кочевник не хотел убегать. Он устал и был зол. Он был из тех Чужих, кто особенно чтил очень важные основы их жизнедеятельности, а именно - независимость и нейтралитет. Но иногда животные инстинкты этих анархистов переходят рамки. Убить на его глазах остатки каравана Серых, состоящих лишь из желающих добраться до дома фермеров... просто для развлечения?! У них даже не было оружия, кроме небольших топориков!

  Он просто не выдержал. Не дал проснуться силе разума, послал к черту безопасность его сегодняшнего убежища, послал всё. Хотя это могли быть лишь доводы для утешения, брезент для своей тёмной сущности и жажды убивать, покрывая порцию ненависти к брату-человеку соусом из морали и жажды справедливости. Эти мысли влетали в его голову уже в тот момент, когда пуля делала то же самое с тем, кто был в этой шайке замыкающим, а когда остальные обернулись, пустил беглую очередь и скрылся в здании. Всё это время ярость обитала в глубине его души, внешне тяжело было узнать, зол Кочевник или нет, лишь глаза становились стеклянными и ледяными, в них гас огонёк человечности.

  С этим взглядом он медленно, тяжелым шагом подходил к этому потомку цивилизованных времён, а на самом деле, человеческому примеру атавизма. Тяжёлое, мускулистое ,как у великана, тело лежало на земле, но упорно пыталось подняться, всё время падая обратно на спину. Залитая кровью изо рта морда, окрашенная уродливым шрамом от виска до затылка и с полным отсутствием интеллекта, увидев Кочевника, сплюнула кровь и оскалилась:

  -Сволочь, давай, кха, вали, мы ж ещё встретимся, сука, не здесь так там, ага, скотина, кха-кха, - мародер даже не пытался оправдаться. Он даже не понял, за что он сейчас умрёт.

  Чужой и не хотел объяснять. Он был в гневе, и это всё, что сейчас имело значение. Всё это время, просто стоя над Красным и молча глядя на то, как уходит жизнь, он вдруг медленно достал из ножен Кабар и с тем же взглядом, не моргая, сев на мародера, так же медленно вдавил нож в сердце лежащего, упёршись обеими руками. Бандит сначала стиснул зубы и выпучил глаза, но с каждым миллиметром стали, входящим в плоть, его рот раскрывался шире, и в итоге, среди тишины раздался истошный вопль: захлебываясь в крови и дергая конечностями, он переходил то в истошный крик, то в визг поросёнка, а затем резко замолкнул. Навсегда.

  - Я попытался нащупать сердце. Как и подозревал, у тебя его нет, - достав нож и вытерев его об рукав мертвеца, Кочевник осмотрел небольшое кладбище вокруг себя: все эти люди мертвы лишь из-за того, что кто-то не сумел и даже не пытался контролировать свои эмоции, дав им сделать из человека куклу-марионетку, безумного монстра. Так умер один мир, так умирает и нынешний.

  Чужой решил направиться в Пыльную Бутылку: Красные всегда называли свои города табличкой забегаловки, находившейся внутри, если не придумывали что-то более глупое или странное. Ведь первым делом, где-то поселившись, они обустраивали именно питейное заведение. Там можно взять контракт, заодно собрать сведения о положении дел на земле: куда направляются Желтые, как часто Серые посылают бойцов в рейды... Если отряды стали чаще выходить за пределы крепости, это значит, что там уже есть нужда в его услугах и можно будет загнуть приличную цену. И это не считая рюмки коньяка! А выпить Кочевник сейчас хотел, как блуждающий в пустыне мечтает о глотке воды. После произошедшего ему нужно было успокоение. И хорошо ещё, что без свидетелей. Портить отношения с ещё одним поселением Кочевник не хотел, хотя такие события уже бывали в его практике. Но, как говорится, не пойман - не труп.

  У входа его остановил какой-то боец. Судя по количеству значков , более-менее ровно прикрепленных к грудному карману рубахи, он либо любитель собирать побрякушки, либо так обозначались здесь люди, стоящие выше простых болванов с оружием:

  -Стоять, Чужой. Да остановись на секунду, что ты... Ты, случаем, парней наших не видел? Должны были вернуться час назад, с твоей стороны как раз.

  Кочевник посмотрел на него исподлобья, но, уже вернувшись в своё обычное состояние, спокойно ответил:



Евгений Скирата

Отредактировано: 22.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться