Дороги Истины

Размер шрифта: - +

Дороги Истины. Глава 14: Закон стаи

Старый волк остановился, пропустив своих сородичей вперёд, чтобы они окружили жертву, а некоторые встали прямо перед его мордой, закрыв собой предводителя. Один из хищников, с чёрным пятном от ожога на серой шкуре, сразу же подался вперёд, громким рыком зазывая остальных следовать его примеру. Он ходил по кругу на месте, с размахом ступая по снегу, словно полководец – именно в тот момент, таковым меченый себя и чувствовал. Вожак, светло-серый волк с откусанным ухом, спокойными глазами следил за тем, как тот собирает вокруг себя небольшую свору последователей и готовится напасть. Он давно уже заприметил выскочку, желающего стать главным в его королевстве, но уступать свой трон без боя светло-серый не собирался. У меченого были лишь мускулы и молодость, он ещё не успел набраться достаточно опыта, как высунул свою морду дальше остальных и был за это наказан. Откусанный вожаком хвост стал показателем всем остальным, что эта территория, как и мать его волчат, находятся в его власти, и он не собирался уходить на покой, пока лапы ещё твёрдо стояли на земле, а клыки были хоть и не так остры, но хватка оставалась прежней.

Слегка потряхивая единственным ухом, волк смотрел на своего молодого конкурента, ожидая дальнейших действий. Ожидая, когда тот сделает неверный ход и все его проблемы будут решены одним разом. Коротко рыкнув, меченый с шестью волками побежал вперёд, не дождавшись команды главного, желая забрать всю славу победы и лучшую часть добычи себе. Это светло-серому и было нужно.

Все планы меченого решительно оборвались несколькими граммами свинца, метко пущенными человеческой самкой из большой злой палки,  которые уже когда-то встречались вожаку. Голова хищника лопнула, словно арбуз, обрызгав ошмётками остальных волков. Они впали в смятение, замедлив скорость, и это стало их роковой ошибкой.

Женщина быстрыми, отточенными движениями пристрелила из винтовки пятерых волков, а последнему проломила хребет пополам, взяв её, словно дубину, прикладом вперёд. Отдышавшись, она дрожащей рукой сменила магазин, пытаясь найти в многочисленной стае вожака, но всё же упустила небольшой полукруг из крупных волков, в середине которого, приоткрыв пасть в довольном оскале, находилась основная проблема. Ей ещё никогда не приходилось видеть настолько большое скопление диких волков, больше тридцати голов , которое действовало так, словно против неё стояли легионеры, ведомые тяжёлой дланью их центуриона.

Вожак наблюдал за человеческой самкой, с уважением заприметив у себя в голове, что в этот раз, битва выйдет суровой – у него был достойный противник. Волки выстроились полукольцом около странной птицы, однако, не нападали – лишь злобно, сосредоточенно смотрели, пуская хрипло рыча и пуская слюни на снег. Тем временем, старый волк зорко следил за тем, как женщина аккуратно отошла к одному из её собратьев, лежащих неподвижно, и ногой постучала по туловищу длинноволосого смуглого мужчины с бородой, покрытой инеем, а потом рукой потормошила другого со страшной серой безволосой мордой, что находился во внутренностях птицы. Последний не подавал никаких признаков жизни, а тот, что лежал около самки, открыл серые глаза и резво, хоть и шатаясь, вскочил на ноги и нацелился в их сторону из другой огненной палки, которую он при падении не выпустил из рук.

Женщина что-то сказала ему, кивком указывая на неподвижное тело, но тот отрицательно покачал головой и, рукой указав на тушу другой птицы, с которой волки уже пересекались, направился к ней, не отводя при этом взгляда от волков. В этот момент, один из самых юных волчат, которые только стали охотиться, клацнул зубами и резво, загребая лапами снег, метнулся к мужчине, который достал нож и начал ковыряться в птичьем мясе. Его бездумная атака прервалась так же скоро, равно как и жизнь. Стая зарычала громче, словно потревоженный улей пчёл, но всё равно не нападала.  Даже если кто-то из них желал ринуться вперёд, стальная хватка держала их волю, не давая телу сдвинуться с места. Вожаку не было нужды приказывать голосом. Для этого у него были совсем другие способности...

Мужчина продолжал отделать мясо от мёртвого Ангела, складывая куски у ног. Запах крови дошёл до волков, и те стали раздражённо топтаться на месте, а некоторые подняли вверх морды, слившись в тоскливом вое. Вожаку становилось сложнее контролировать их – голова начала болеть, но он ещё сдерживал свою армию от сокрушительного разгрома – они могли одолеть людей с палками, но лишь большой ценой, которую одноухий платить не хотел. Старый волк отдал слишком много сил в свой клан, чтобы тот был практически уничтожен ради одного дня пропитания.  

Женщина опять что-то быстро с раздражением заговорила по направлению тому, кто резал птицу, но тот резко прервал её. Закончив ковыряться с Ангелом, человек развернулся. В его руках было по большому куску мяса, которые он кинул своей спутнице под ноги, что-то говоря. Там с недоверием посмотрела на него, затем нагнулась и взяла одной рукой кусок, продолжая держать на прицеле волков другой, поставив свою огнедышащую палку на кусок стальной птицы. Сероглазый вышел вперед. Пристально вглядываясь в глаза каждого из стаи, он вдруг кинул по куску ближайшим из волков. Хищники на лету споймали их, и, громко чавкая, начали поедать добычу, рычанием отгоняя своих собратьев, завидующих такой подачке. Сероглазый что-то довольно сказал женщине, и она повторила его действия, кинув двум другим волкам мясо. Затем куски полетели дальше, в середину своры. Некоторые начали грызться между собой – раздалось громкое рычание и мимолётные повизгивания тех, кому клыки жадного собрата вонзились в шкуру. Одноухому стало совсем тяжело держать всех под контролем – голова раскалывалась на части, на миг он лёг на землю и закрыл глаза, но всё же постарался и встал обратно.

Они встретились взглядом с мужчиной, и серые глаза, которые казались такими же ледяными, как снег под его лапами, невольно заставили шерсть волка встать дыбом, но он усилием воли заставил себя успокоиться, чтобы миг его слабости не передался в разумы остальных. Было тяжело, но Одноухий смотрел, не моргая, в эти мертвые глаза, пока человек не отвёл взгляд. Но зверь понимал, что это была не победа - просто человек придумал новый трюк, чтобы выпутаться из ситуации, не заморачиваясь игрой в 'гляделки'.



Евгений Скирата

Отредактировано: 22.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться