Дороги Истины

Размер шрифта: - +

Дороги Истины. Глава 19: Свободные люди

Кочевник уже видел высокий столб небоскрёба, который возвышался над остальными домами, словно маяк. Издалека казалось, что «большой брат» каким-то чудом уцелел спустя много лет от землетрясений, грабежа и разрушения самым сильным оружием – временем, но это впечатление было обманчиво. Все, кто когда-либо приходил сюда, знал, что это место, словно вавилонская башня, результат пролитого пота и крови множества людей, и отнюдь это были не только те, кто имел алый цвет кожи. Это здание было символом равенства и единства духа, символом свободы. Этот небоскрёб и был Свободным, городом всех рас. Здесь не боялись зверей или врагов, да и вообще - страх был им смешон. Здешние люди показали, что все невзгоды им по плечу, поселившись в самом высоком здании города, отстроив его и воздвигнув вокруг укрепления, готовые отразить любую атаку или проблему вместе. В караулах или кроватях, в походах или местах, где все делили еду между собой, люди жёлтого окраса кожи стояли бок о бок с Серыми и Красными, не беспокоясь о выстреле в спину. Придя в этот город-государство, ты можешь стать его полноправным гражданином лишь при одном условии – отказаться от своего прошлого, забыть всё, во что заставляли тебя верить и открыть глаза тому, что вокруг тебя. Таковы были правила Свободного.

Приближаясь, Кочевник пропустил мимо деревянную повозку, накрытую тканью, которую тащили двое крепких мужчин. Ему померещилось, что он увидел человеческую руку... Когда повозка оказалась за спиной, Кочевник обернулся и увидел, что она была набита людскими телами. Жёлтыми. «Неужели они теперь убивают их даже у себя, вопреки правилам? Сложно поверить...но на заметку оставлю» - подумал Кочевник. Он спокойно продолжил путь, зная, что ему нечего беспокоиться, пока он не будет делать резких движений – сейчас, по его примерным подсчётам, на него уже было нацелено минимум десяток стволов различного калибра, гораздо больше автоматного патрона. Свободный, словно ёж – иголками, был утыкан на разных этажах пулемётными, снайперскими и ракетными точками со всех сторон, не считая множества металлических листов вместо окон. Крепость отстраивалась не один год, и местные умельцы позаботились о том, чтобы у тех, кто пожелает их обидеть, эти мысли отпали при одном лишь виде их мощи.

У бетонных стен с установленными снаружи противотанковыми ежами, окутанными сверху проволокой, его вежливо, но настойчиво остановил вытянутой ладонью вперёд один из четырёх охранников. Внешне все были спокойны и расслабленны, но Кочевник прекрасно знал, что это могло измениться за секунду. Он слегка развёл руки в стороны, словно хотел их обнять.

-Приветствую Свободных. Мне нужно к Черри, это касается...представителей Церкви. - Сказал он охраннику, невольно ухмыльнувшись: один из стоявших в посту был Жёлтым. Солдат проигнорировал его реакцию, лишь, нахмурившись, приказал разрядить оружие и отправил на двадцать первый этаж. Пройдя сквозь двери, он услышал мерный стук ботинок за спиной – его не собирались оставлять наедине, и меланхоличное выражение лица солдата, словно говорящее «не обращай внимания, меня здесь нет, но чуть что – я расплющу тебе голову» убедило Кочевника не спорить с порядками.

Они подошли к подъёмнику, представлявшему собой примитивный механизм, интегрированный в шахту лифта и работавший при помощи человеческой силы, за которую её обладатели очень неплохо получали в виде дополнительного пайка. Кочевник всем телом ощущал общее волнение и напряжение. Повернув голову, он увидел три стула, а под ними – размазанную ботинками кровь. Рядом возились женщины - рваными тряпками, которые они окунали в ведро с грязной водой, они убирали место чьей-то казни. В городе старались поддерживать порядок, чтобы не распространялась различная инфекция. «Значит, всё-таки публичная казнь. В Свободном нечасто нарушают порядок, но если нарушают...» - Кочевник достал из магазина патрон и отдал 'лифтёрам', чтобы подняться наверх. Кабина, зашатавшись, начала медленно двигаться, и так как подъём ожидался довольно долгим, а охранник, демонстративно оперевшись на балку со скрещёными на груди руками, сомкнул губы ниткой, он понял, что у него достаточно времени, чтобы выстроить предположения, добрались ли вести из мира до правителя Свободного.

-Если они сунутся, я их прямо отсюда буду херачить. При мне ещё никому не хватало железа в яйцах, чтобы атаковать мой город, ничего не будет и сейчас. Сраные святоши, алли, мать их в зад, луя. - Глядя сквозь прорези в стальных пластинах вместо окон, Черри стоял, держа свои мускулистые руки за спиной. Его тёмная кожа отдавала мягким алым оттенком, отражавшимся при свете ламп и дневного света, отчего его сходство с вишней было очевидным. Его собеседник, закинув ноги на стол, с привыкшим к подобным изречениям выражением лица, ловил губами пивную пену в его кружке. Когда Кочевник поднялся, он лениво наклонил голову и, увидев постороннее лицо, демонстративно кашлянул. Черри обернулся, его тёмное лицо озарила белоснежная улыбка.

-Ооо, какие люди, какие люди, говорю! Кочевник, ты, что ли? Я уж думал, тебе свинца под шкуру затолкали, а ты жив-здоров!

-Ты, как всегда, полон веры в своих приятелей, Черри. Как видишь, ещё топчу грешную землю, и даже не кашляю.

Добродушно смеясь, они крепко пожали друг другу руки, а затем обнялись. Лидер Свободного подошёл к стоявшему у стены шкафу, достав оттуда запыленную рюмку и бутылку бурбона, которая была наполовину пуста.

-Вот! Помнится, ты у нас такие напитки любишь, что ж мне, жалко? Ты хоть раз слышал, чтобы Черри называли жадным, а? Уверен, что не слышал! Садись! – Дунув во все лёгкие, он налил доверху так, что немного «угостил» и пол, он протянул рюмку, казавшейся в его руках совсем крошечной, Кочевнику. -Пей!  

Тот залпом осушил, занюхав рукавом плаща. Его глаза заслезились, спустя паузу он тяжело выдохнул и удивлённо посмотрел на Черри, который в это время следил за его реакцией и, видимо, получив ожидаемое, громогласно захохотал.



Евгений Скирата

Отредактировано: 22.02.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться