Дороги, ведущие в Акарам

Размер шрифта: - +

Глава 1

Роман «Дороги, ведущие в Акарам» – продолжение рассказа «Князь темной пустоши». Читать после знакомства с рассказом. 

 

ГЛАВА 1

 

Княжество Акарам,

третья неделя грозника[1]69-й год

[1] июль

Небо осаждали тяжелые серые тучи, на берег одна за другой обрушивались волны: огромные, пенистые. Город окутали сумерки, не поймешь – то ли ночь, то ли день. Разгулявшийся ветер алчно высматривал брошенные без присмотра вещи, но о грядущем бедствии люди узнали загодя и, спрятав все ценное, сидели в теплых домах.

Исключение составляла хрупкая девичья фигурка, закутанная в плащ. Элоиза примостилась на резной лавочке, расположенной на открытой веранде. Порывы шквального ветра проникали под одежду, выдувая драгоценное тепло. В такие мгновения ранняя гостья лишь крепче цеплялась за ручку корзинки, прикрытой парусиной. Она знала, что князь будет ругаться и за принесенную плетенку, и за визит в штормовую погоду, но по-другому просто не могла. Неизвестность пугала больше.

Вскоре ожидание оказалось вознаграждено. Мантикор сошел с колдовской тропы около крыльца Радорской резиденции и недовольно заворчал, а потом одним прыжком одолел пять ступенек.

– Живой, – произнес владыка Акарама вместо приветствия, прекрасно зная, кто его ждет. – Проходи.

Мантикор галантно пропустил девушку в дом и скользнул следом. Зверь успешно опроверг слухи о том, что достигнув определенного возраста, представители его племени останавливаются в росте. И раньше не маленький Хади за последние месяцы прибавил ввысь и вширь, а морда стала еще более наглой и хитрой.

Пока гостья снимала плащ, мантикор открыл лапой дверь в княжеский кабинет и растянулся на диване. Там специально для него лежала подстилка, связанная из разноцветных лоскутков. Целое покрывало эксклюзивной ручной работы с длинными кисточками по краям. Когда никто не видел, Хади нравилось поддевать их лапой. Еще здорово стянуть подстилку на пол, но такое только малышня практикует, а жаль…

Ян любил море, и его резиденция в Радоре разительно отличались от всех остальных. Просторный кабинет делился на две зоны. Первую, рабочую, оккупировал стол и сундук из черного дерева, над которым разместилось огромное полотно, изображающее красавицу-каракку[2]. Вторую занял диван, кресла и камин.

[2] большое парусное судно

Огонь в очаге вспыхнул сразу, противоестественно ярко, чем вмиг оживил комнату, словно вдохнул в нее жизнь.

– Располагайся на ковре, поближе к огню, – распорядился хозяин. – Сейчас согреешься.

Элоиза послушно села и протянула ладони к пламени. Она слишком вымоталась и замерзла, чтобы вспоминать об этикете и правилах приличия. Под глазами у девушки залегли глубокие тени, в темно-каштановых волосах появились седые пряди, пальцы дрожали.

Покопавшись в скрыне, Ян нашел бутылку портвейна и стаканы. Повезло. Портвейн обычно приносил Александр, с детства подражавший морякам.

– Пей, – приказал князь.

Девушка глотнула и закашлялась.

Повелитель Акарама опустился на палас рядом со своей подданной; нити колдовства окутали Элоизу, заключив в кокон. Она покорно осушила стакан, Ян забрал пустую посудину и обнял девушку.

– Все хорошо, – произнес он мягко. – Что же ты так измаялась, что молоко пропало? Малышка осталась голодная.

Элоиза тихо всхлипнула.

– Ну, ничего, сходишь к Ромале...

– Бабка Ромала – темная ведьма!

Хозяин Акарама рассмеялся.

– Ведьмы детей на зелья режут, а у Ромалы просто характер скверный, но в иных вопросах она лучше лекаря разбирается. Поругается, конечно, но ты внимания не обращай. Договорились?

– Да, спасибо.

– Не за что, малышка.

Без вмешательства магии она бы никогда на такое не решилась, но сейчас, отбросив стеснение, условности, страх, – вцепилась в князя, словно утопающий за спасательный круг. Спрятав лицо на груди у мужчины, жадно ловила тепло его рук и завораживающий шепот… Изматывающая, забирающая все силы тревога отступала. Людям иногда нужна такая малость: искорка тепла и спокойный, немного насмешливый голос, что скажет: «Держись, все будет хорошо».

– Что случилось? – поинтересовался повелитель темных пустошей, когда девушка успокоилась и перестала дрожать.

– Три седмицы каждую ночь я вижу кошмары, но просыпаюсь и ничего не могу вспомнить! Ничего! Только жуткий треск и рев моря. Я уже не знала: Иван жив или я лишь хочу в это верить…

– Магия не любит сомнений и неуверенности. Помнишь, я говорил об этом.

– Выходит, я зря всполошилась? – с надеждой выдохнула девушка.

Так хотелось поверить, что сломался охранный амулет и сны насылала разыгравшаяся нечисть, а тревога безосновательна и напрасна.



Дарина Белая

Отредактировано: 27.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться