Дорогой несбывшихся снов

Размер шрифта: - +

Глава 3

19 апреля 2015 года, 00.40

Ваня решил обойти дом снаружи не только для того, чтобы поставить камеры и развесить датчики движения, но и поискать кладку дров. Тогда можно будет развести огонь в камине и наконец согреться. Сколько времени им предстоит провести в этом доме, он не знал, но весь их предыдущий опыт расследований говорил, что едва ли мало. Кто бы ни навещал этот дом до них, протопить его он не пытался, а потому воздух был сырым и затхлым, забирался под одежду и еще сильнее охлаждал кожу. Даже ему, человеку выносливому и неприхотливому, было неприятно. Он представлял, каково нежным барышням. Допустим, не совсем нежным. Привыкшим к походным условиям, не раз ночевавшим и в спальных мешках, и на надувных кроватях, и просто на земле, ужинавших консервами, умывавшихся холодной водой из бутылки и познавшим прочие прелести расследований аномальных явлений во всякой глуши. Но все же женщинам. Поэтому, если существовала возможность как-то улучшить свое положение, он хотел ею воспользоваться.

Угнетал не только холод и сырость, но и отсутствие еды. Кроме мятных Лилькиных леденцов, у них с собой вообще ничего не было. В первой машине, к сожалению, тоже не нашлось ничего съедобного. На улице стоял апрель, до грибов и ягод оставалось еще несколько месяцев, так что если они не выберутся отсюда в ближайшие дни, придется несладко. Хорошо хоть воды с собой взяли. И в дом принесли, и в машине еще осталась пятилитровая канистра.

Прикрепив камеру над входом в дом, Ваня подхватил фонарь, сумку с остальным оборудованием и медленно двинулся вдоль стены, оглядываясь по сторонам. Снаружи дом выглядел большим, добротным, хоть и немного обветшалым. Возможно, при свете дня это впечатление сглаживалось бы солнечными лучами, но сейчас, в ночной темноте, под периодически срывающимся мелким дождем, он выглядел уныло и мрачно, вызывая странное ощущение, какое обычно бывает при посещение старых фамильных склепов. Когда-то это место дышало богатством и своеобразным великолепием, но теперь медленно погружалось в забвение.

Двор был под стать дому: довольно большой, с сохранившимся в некоторых местах деревянным забором, как будто хозяин усадьбы хотел оградить не сам двор, а только определенные его места. Возможно, здесь держали домашний скот или птиц. Другого объяснения Ваня придумать не смог. Возле дома то тут, то там виднелись небольшие клумбы, на которых торчали высохшая прошлогодняя трава и даже, возможно, одичавшие цветы. Отсутствие внятного забора, конечно, угнетало, хотя едва ли он смог бы защитить их хоть от кого-то, будь то лесные обитатели или потусторонние сущности.

Повесив еще одну камеру и пожалев о том, что их количество сильно ограничено, Ваня свернул за дом. Здесь уже не было заброшенных клумб, зато забора — гораздо больше. Несколько сельскохозяйственных построек давали надежду найти в одной из них дрова или хотя бы топор, чтобы наколоть их самостоятельно, но надежда эта не оправдалась. Постройки оказались пусты, как карманы нищего, и невозможно было даже предположить, для чего они использовались и использовались ли когда-нибудь вообще. Лишь распахнув дверь последней, Ваня удивленно присвистнул. Внутри стояла машина. Старенький Москвич голубого цвета с поржавевшими крыльями и давно потерявшими блеск дисками. Тем не менее, он не выглядел развалиной, неспособной завестись и поехать. Такие автомобили обычно живучи. Его новенькая Тойота, оставшаяся в Москве, едва ли лет через тридцать сможет участвовать в параде ретро-автомобилей, в отличие от таких Москвичей.

Ваня обошел вокруг автомобиля, провел рукой по гладкому крылу, посветил фонарем в салон. Ключа в замке зажигания, конечно, не было, но открыть и завести машину без него для Вани не составляло труда. В рюкзаке, который он оставил в доме, имелась парочка волшебных штук. Однако одного взгляда под капот оказалось достаточно, чтобы распрощаться и с этой надеждой: в машине не оказалось аккумулятора.

— Да отсохнут руки у того, кто его вытащил, — сквозь зубы процедил Ваня, захлопывая крышку капота обратно.

Осмотр двора пора было заканчивать, он и так потратил на него достаточно много времени, а дров так и не нашел. Придется им жечь мебель. Если только кто-нибудь принципиальный не выскажется против. Однако перспектива сдохнуть не только от голода, но еще и от холода, привлекательной не выглядела.

Повесив последнюю камеру, Ваня собирался бегло оглядеть последнюю сторону дома, поскольку на первый взгляд ничего интересного там не было, однако моментально застыл на месте, когда луч фонаря выхватил на пустой стене небольшую деревянную дверь. В ночной темноте она практически сливалась со стеной, и он запросто мог пройти мимо. На двери не висел замок, а потому можно было надеяться, что она не заперта.

Ваня подошел к ней, и она действительно легко открылась, хоть и издала при этом леденящий душу скрип, словно он открывал дверь в преисподнюю. Сразу за дверью начиналась лестница, уходящая вниз. Значит, в доме был подвал или погреб. Странно, они не заметили никакого входа в него из дома, да и Лиля с Невом не сообщали, что нашли что-то подобное. Ваня на всякий случай нажал кнопку коммуникатора:

— Але, гараж, вы там вход в подвал нигде не находили?

— В подвал? — переспросил голос Лили. — А он тут есть?

— Я нашел дверь, а за ней лестница вниз.

Он слышал, как что-то сказал Нев, но не в передатчик, а просто Лиле, потому слов не разобрал.

— Нев говорит, что видел одну забитую досками дверь, — сообщила Лиля. — Мы ее пока не трогали. Возможно, она и ведет в подвал.



Лена Обухова Наталья Тимошенко

Отредактировано: 05.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться