Дорогой русского лада

Размер шрифта: - +

ЧИННАЯ ТРАПЕЗА

Жизнь и здоровье даны в полное и безвозмездное пользование человеку как благо. Это благодать Божия. Дар Его.

Но все подаренное можно и потерять. В том числе и подаренное от Бога.

Можно и сохранить. Русская здрава есть искусство сохранять в полноте подаренное тебе Богом при рождении здравие.

Как сохранить? Русский лад имеет об этом целую систему заповедей. Лежащая в основе всех прочих — ПРАВИЛЬНОЕ ПИТАНИЕ.

Потому что если питание не будет правильным — выполнение других заповедей не станет работать на сохранение твоего здравия. Сохранять будет просто нечего: без привычки правильно питаться здоровья нет. Человек ЕСТЬ то, что — и как — он привык ЕСТЬ.

Только в русском языке слова эти пишутся одинаково. Из этого можно видеть: именно нашим предкам по языку, духу, крови — была изначально ведома эта мудрость.

Пища есть ключ, которым включается и поддерживается потенциал здоровья. Ведь она попадает внутрь, она непосредственно влияет на все системы и органы нашего тела, которые себя из нее и строят.

В древности умели управлять здоровьем посредством пищевого кода. Причем не только здоровьем тела, но и здоровьем души. Особое отношение к питанию выражает нечасто употребляемое теперь слово: ТРАПЕЗА.

Философы античных времен считали: определенная пища порождает определенное состояние души. А состояние души, в свою очередь, определяет состояние тела. Например, в Древней Индии, как и у шумеров, которые тоже исповедовали ведизм, считалось, что еда — жертва, стол — алтарь, скатерть — покров, а столовые принадлежности — орудия священнодействия. Существовали даже храмовые повара.

Облагораживающую, вызывающую целительные силы организма «пищу небесную» — ее называли также ПИЩА БОГОВ — отличали от пищи «мертвой», разрушающей. В Древней Греции доходило до того, что специально «для мертвых» выставляли столы на перекрестках дорог, так называемые, «обеды Гекаты». Всевозможные продукты в самых невероятных сочетаниях, приготовленные с немалой фантазией — все того ради, чтобы умилостивить богиню подземного царства. Никто из живых, разумеется, и пальцем не прикасался к тем яствам. Строгое предостережение — знание, что не всякая пища годится для живых — тогда еще было в силе.

И не только у греков. Ведь они научились разборчивости в пище у наших предков — у скифов. Скифы употребляли естественную и очень простую «пастушью пищу»: овечий сыр, душистый хлеб и легкое вино, представлявшее собой слегка забродивший виноградный сок. Такой пищевой код настраивал организм на выносливость, «вклю­чал» резервы физической и душевной силы.

Трапезы разнились по назначению. Если предстояла встреча философов, то и приготавливалась соответствующая пища. Хлеб, вино, сурья или медовый напиток, стол украшали фрукты, травы и напитки из трав. Такая трапеза проясняет сознание, располагает душу к возвышенной неторопливой беседе.

«Богатырская пища» — для физической работы. Воины, крестьяне, ремесленники — все они предпочитали в первую очередь всевозможные каши, пироги, хлеб, сыр, творог, мед.

Мясо употреблялось изредка или в особых случаях. «Кровавая пища», как это считалось в древности, связывает живых с подземным миром — «царством мертвых». Такой пищевой код, если им злоупотреблять, способствует агрессивному настрою или, наоборот, вызывает апатию, покорность чужой воле и неспособность мыслить самостоятельно. Неслучайно, что с распространением обычая кровавых жертвоприношений история человечества стала представлять собой череду бессмысленных захватнических войн.

В Греции V веке до Р. Х. мудрым отношением к жизни особо прославилась Пифагорейская школа. По свидетельству Ямвлиха, Пифагор был посвящен в мистерии Аполлона Гиперборейского (которого скифы знали как Даждьбога), единственного на Делосе бога, не принимающего кровавых жертв.

Греческий Апполон Гиперборейский это и есть русский Даждьбог, почитанию его греки научились у скифов. Ведь это только боги древних руссов не принимали кровавых жертв. «Боги руссов не берут ни жертв людских, ни животных, только плоды, овощи, цветы и зерна, питную сурью на травах забродившую, и мед, и никогда живую птицу, рыб» (Велесова книга, дощечка 4).

Но не одно лишь это обстоятельство объединяло пифагорейцев и русичей. Отношение к трапезе у греков-пифагорейцев и северян-русичей совпадало почти полностью. Такое впечатление, что знание свое и те, и другие черпали из одного источника. Сравним по сохранившимся историческим документам.

Ямвлих — летописец пифагорейской школы — свидетельствует: «Когда все участники трапезы были уже в сборе, совершали возлияния, приносили в жертву начатки плодов и кадили ладаном. Затем приступали к обеду, чтобы закончить его до захода солнца. На обед были вино, лепешки и хлеб, закуска, вареные и сырые овощи. Подавалось изредка и мясо. Блюда из морских рыб также бывали редко. Одежда за столом у них была белая и чистая — изо льна. Кроме того, вся пифагорейская школа производила то, что они называли настраиванием, слаживанием, смягчением. Они освобождали разум от смятения и шума некоторыми напевами-речитативами и специальными мелодиями. Иногда это были песни без слов. Чаще музыка сопровождалась магическими словами, которые, как говорят, устраняли некоторые болезни и страдания».

Подобное отношение к трапезе существовало и у мудрецов-русичей. Предание говорит, что его благословил апостол Андрей, пришедший на Валаам. После же того, как равноапостольный Владимир придал христианству на Руси статус государственной религии, на русской земле весьма умножились монастыри, а с ними распространился обычай ЧИННОЙ ТРАПЕЗЫ монастырской.



Лада Виольева

Отредактировано: 17.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться