Дороже всех денег мира

Размер шрифта: - +

Часть 2. Настоящее

Наши дни.

 

Меня разбудила настойчивая трель домашнего телефона.  

Бросив взгляд на часы, застонала от досады. Всего семь утра! Кому не терпится увидеть меня в столь ранний час? Матвей ушёл на работу полчаса назад и никак не мог звонить на домашний, так как в основном по нему связывался с нами лишь консьерж, уточняя какие-либо детали или напоминая о чём-либо. Иногда это были напоминания от мужа, который что-то забывал договорить мне, а по пути вниз вспоминал и просил Фёдора Анатольевича передать. Реже это были напоминания об оплате. Как-никак Матвей исправно оплачивал все счета.

Потому что уже два с половиной года он являлся главным директором фирмы, сменив на этом посту своего родителя, решившего отойти от дел. И именно тогда мой муж разорвал все отношения с моим отцом. Я думала, что таким способом он просто мстит ему за, так сказать, навязанную женитьбу. Но на самом деле оказалось, что отец проводил какие-то подозрительные махинации с деньгами, и Матвей просто не хотел в этом участвовать. Как же он тогда ругался со своим отцом, пеняя ему на то, то тот попросту закрывал на всё это глаза. Муж же мириться с этим не стал. Новость о том, что с моим отцом прекращено всякое сотрудничество, Матвей преподнёс мне на нашу пятую годовщину свадьбы. Не сказать, что новость обрадовала меня, но я всё же не могла не спросить о «нас». Всё же семейными наши отношения назвать было нельзя. Мы относились друг к другу скорее, как близкие друзья, чем как законные муж и жена. Он «прикрывался» мною от слишком назойливых поклонниц, а я… я просто жила в своё удовольствие, котором меня обеспечивал муж. И вот, спустя пять лет, этому мог прийти конец, хотя я и привыкла к такой жизни. Но Матвей наотрез отказался разводиться со мной, обосновав своё решение тем, что ему так попросту «удобно». Да и я была не против.

За семь лет я побывала во многих странах, куда отправлялась в командировку вместе с Матвеем. Он устроил меня в свою фирму внештатным сотрудником и исправно платил зарплату, позволяя являться на работу не чаще чем раз в месяц.

Что же касается личной жизни… Ну, тут всё сложно. Я так и не подпустила за всё это время ни одного мужчину, ни к своему телу, ни к своему сердцу.  Хотя для всех окружающих – я была без ума от своего мужа. И только мы вдвоём знали, каково мне приходилось на самом деле. Но то было по первости. Вскоре я привыкла постоянно притворяться. Даже научилась жить с этим. Ещё бы родственники со стороны мужа не наседали со своими намёками по поводу детей, то было бы всё вообще хорошо. Раз за разом они тонко, но очень ёмко намекали на то, что хотят поняньчить внуков, особенно усердствовала в этом свекровь, но мы с Матвеем на эти нападки лишь молча закатывали глаза и переводили тему. Только это мало помогало…

Вот и сейчас закрадывалось у меня подозрение, что это опять Лидия Ивановна пожаловала. Только она может уговорить Фёдора Анатольевича названивать в нашу квартиру в такую рань.

- Да иду я, иду! – недовольно крикнула на раздражающую трель. Меня конечно, никто не услышит, но мало ли. - Подождите пару минут!

Накинув халат, поплелась к телефону.

- Да? – спросила угрюмо, с трудом подавив зевок.

- Оксана Викторовна, простите за столь ранний звонок, - виновато начал оправдываться наш консьерж. Я даже по голосу слышала насколько ему неудобно передо мной, но видимо посетитель оказался слишком уж «настырным», чтобы не разбудить меня в столь ранний час, - но тут к вам… посетительница.

Ну точно, свекровь! Только что-то рановато.

- … говорит, что ваша сестра, - прервал мои мысли голос Фёдора Анатольевича, - Абрамова Лана Викторовна…

А вот это было странно. Уже два года как я не общалась со своей семьёй, обвиняемая отцом во всех его неудачах. Он был убежден, что это я подговорила Матвея разорвать все отношения с его фирмой, и поэтому запрещал даже вспоминать о том, что когда-то у меня была семья. А тут такая неожиданность. Да ещё с самого утра. Как бы не случилось чего плохого!

- Да, это моя сестра, - поспешила заверить консьержа, - пусть её пропустят.

- Хорошо, я передам на входной пост.

Элитная многоэтажка с охраняемой дворовой территорией – место жительства для высокопоставленных чиновников и просто богатых людей – поэтому попасть так просто сюда нереально. Вот и Лану тормознули прямо у ворот. Теперь, пока она доберётся до входа, а там и до нужного этажа и нашей с Матвеем квартиры, пройдёт минут пять-десять, как минимум. За это время я успею немного привести себя в порядок.

Звонок в дверь раздался как раз тогда, когда пропиликала кофеварка, повещая о том, что кофе готов.

Немного нервным движением расправив невидимые складки на домашнем платье, пошла открывать.

За два года Лана практически не изменилась. Если только похорошела и стала более женственной что ли? Идеальная причёска – локоны уложены один к одному, идеальный макияж и идеально севшие по фигуре джинсы с блузкой, подчёркивающие самые привлекательные и выдающиеся места.

У меня так никогда не получалось. Даже имея прилично денег, я не могла выглядеть лучше, чем сестра.

- Привет, - выдохнула, отступая от двери, чтобы Лана могла войти.

Но она отчего-то медлила. Рассматривала меня. Слишком пристально и долго. А затем неожиданно сорвалась с места и бросилась ко мне. Думала, будет бить за что-то, но Лана повисла на мне и уткнувшись куда-то в основание шеи, всхлипнула жалобно:

- Оксан, спаси меня!



Заблудившаяся мечтательница

Отредактировано: 11.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться