Дороже всех денег мира

Размер шрифта: - +

1.3

Лана спустилась вниз минут через пятнадцать. И странная улыбка на её губах очень настораживала.

Сердце предательски ёкнуло. А вдруг она согласилась? Хотя какая мне разница? Казаков – моё прошлое, которое нужно просто отпустить. И смириться с тем, что он будет принадлежать сестре. Только вот внутри всё противилось этому. Я, может, и готова отпустить Влада, но только не к ней. С этим я смириться не смогу. Слишком больно.

- Ну… как всё прошло? – решилась всё же задать вопрос, когда мы вышли из ресторана и направились к моей машине.

Её мне на нашу пятую годовщину подарил Матвей. Он хотел и раньше это сделать, но я его отговаривала, так как безумно боялась водить. В итоге, спустя пять лет ему всё же удалось меня убедить в том, что нет ничего страшного в управлении новенькой, красивенькой и очень комфортабельной ауди.  Так что два года я уже колесила на собственном автомобиле.

- Не так, как я ожидала, - беспечно пожала плечами Лана, вперёд меня ныряя в салон.

- Так что вы решили-то? – я не понимала её легкости и веселья. Она же совсем недавно как на иголках была, а теперь… Не сказать, что сияет от счастья, но уже не кусает губы от нервного напряжения. Она будто камень с души скинула, и мне хотелось надеяться, что причина тому – отказ Влада от женитьбы.

- Ну… Влад дал мне немного времени решить кое-какие дела… - загадочно протянула сестра, нервируя меня всё больше.

- А потом что? – я уж чуть ли не рычала. А ей хоть бы что! Сидит, хитро на меня поглядывает и давит улыбку!

- А потом посмотрим… Поехали уже!

Вот и поговорили. Толком ничего не выяснила, а в груди уже узел скручивается от различных предположений. Но ясно мне стало одно: свадьбе всё же быть. И от осознания этого хотелось выть и кричать – лишь бы унять боль в душе.

Почему судьба так жестока? Почему Казаков вновь ворвался в мою жизнь и окончательно её разрушает? Почему?!

 

***

 

 

После встречи со своим прошлым, я словно выпала из настоящего. На меня накатила такая беспросветная грусть-тоска, что хоть волком вой. Нет, я честно пыталась отвлечься, но нахождение сестры в нашей квартире и осознание того, что скоро она будет целовать те губы, что когда-то давно целовали меня, и это ей будут дарить всю любовь и нежность – угнетало. И я всё собиралась поговорить с ней на тему, что раз она больше не бегает от жениха, то можно и домой вернуться – да только не могла подобрать нужных слов, чтобы это не прозвучало слишком грубо. На самом деле мне хотелось её просто вышвырнуть, как нашкодившего котёнка, но рука не поднималась. Даже после такой подставы с её стороны. Я успокаивала себя тем, что она не знала и до сих пор ничего не знает о том, что произошло семь лет назад. Правда, легче от этого не становилось.

А спустя неделю после той злополучной встречи произошла ещё одна. Встреча, которая в очередной раз перевернула всю мою жизнь.

Я находилась в квартире одна: Лана была на учёбе, а Матвей – на работе. И поэтому, когда зазвонил домашний телефон, сразу же насторожилась. Помнила ещё, чем мне аукнулся прошлый звонок от нашего консьержа. И сейчас очень не хотела брать трубку. Но в конечном итоге, всё же ответила, коря себя за свою мягкость.

- Оксана Викторовна, прошу прощения за беспокойство, - Фёдор Анатольевич как всегда был в своём репертуаре – он всегда, по любому поводу и без извинялся «за беспокойство», - но к вам тут посетитель…

И вот опять эти слова. Всё повторяется. С одной лишь разницей – это уже не сестра. Но кто? Родители? Вряд ли…

Следующие слова, произнесённые консьержем, выбили из меня весь воздух.

- Казаков Владислав Сергеевич…

Ноги вдруг подогнулись, и я едва не рухнула на пол. Благо, успела в последний момент схватиться за тумбочку, на которой стоял этот адовый аппарат, приносящий такие «благие» вести.

В голове крутилось множество вопросов: зачем он здесь? Почему пришёл? Что ему нужно? Как он узнал, где я живу? И почему пришёл именно сейчас, когда я совершенно одна и так беззащитна перед ним?

- Так что мне ему сказать? – словно сквозь толщу воды до меня донёсся голос Фёдора Анатольевича.

А действительно, что? Прогнать? Сказать, что я не хочу его видеть? Пусть приходит, когда его «невестушка» будет дома? Нет, это будет проявлением слабости. А я не могу показать ему свою слабость. Я сильная – я справлюсь.

- Пусть поднимается, - я с трудом узнала свой голос: настолько глухо и сипло он прозвучал.

Всё. Сейчас Влад будет здесь. Наедине со мной. В целой квартире только он и я…

Почему меня охватывает дрожь лишь при одной мысли об этом? Почему сердце ускоряет свой бег, грозя пробить рёбра? Что вообще за реакция на обычный, пусть и неожиданный визит? Или это не простой визит? Тогда что? Я же так с ума сойду от предположений, пока нежданный гость поднимется на нужный этаж!

Звонок в дверь отозвался вибрацией в груди, расходящейся по всему телу. Дыхание перехватило, и последний решающий шаг, оказался слишком трудным. Надо собраться. Взять себя в руки. Надо показать ему, что он в прошлом, что безразличен мне. Надо быть сильной… надо…

Все остальные «надо» вылетели из головы, стоило только открыть дверь и увидеть его. Снова. Такого далёкого и чужого, но как выяснилось, по-прежнему любимого…

- Привет, - Казаков вновь не улыбается – и мне почему-то до рези в глазах хочется обратного. – Впустишь?

Молча отхожу в сторону, незаметно кусая губы. Мне до дрожи в пальцах хочется коснуться его, проверить: реален ли этот мужчина, раз и навсегда завладевший моим сердцем или это всего лишь моё воображение разыгралось? Сжимаю похолодевшие пальцы в кулак и продолжаю хранить молчание. Это ведь он пришёл сюда, так пусть и говорит первым – объясняет причину своего прихода.



Заблудившаяся мечтательница

Отредактировано: 11.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться