Досадные ошибки

Размер шрифта: - +

10

Глава 10. Поиски

Виктор Хорн приехал в свой городской двухэтажный особняк раздраженным.

Он не повстречал беглянку. Куда девушка могла запропаститься?

Честно говоря, молодой повеса не помнил барышню. Вернее, совсем смутно. Пышные слегка вьющиеся волосы и забавные брови ежиком ― это в памяти отложилось, когда он безуспешно пытался привести в чувство пострадавшую. Кровоподтек наверняка малозаметен. Запомнил он и прекрасную молодую грудь, и обольстительные бедра, но настолько пикантные детали не пристало рассказывать, и тем более обрисовывать сыщикам.

Хорн нанял на работу двоих, поручив им ревизовать всех скупщиков ювелирных изделий и ростовщиков, предоставить описание драгоценностей, записанное со слов служанки, и попросить сообщить, если подобные изделия будут заложены, разумеется, за вознаграждение.

Мисс Бьюкмен не могла длительное время продержаться на ту денежную сумму, что предположительно имелась у нее в наличии.

В течение следующей недели агенты расспрашивали распорядителей на почтовой станции на предмет возможного появления беглянки в городе, но так и не получили утвердительного ответа.

Только один раз, спустя два месяца после незаметного ухода мисс Бьюкмен, Питер Джойс, пронырливый щуплый человечек, имеющий привычку яростно потирать ладони друг о друга, доставил сообщение, каковое возможно имело отношение к разыскиваемой девице. Вылитая мисс Бьюкмен, по описанию сыщика, поселилась у дока Святой Катерины. Обычно ее видели в обществе подруги или компаньонки, с ними ребенок шести месяцев, быть может, немного старше или младше.

Девицы проживали в небольшом коттедже миссис Корни. Вели довольно скромный образ жизни, по воскресеньям посещали церковь, ходили на рынок, изредка в театры.

―Это не она, у нее нет ребенка. Продолжайте розыск, ― покачал головой Виктор. Вспыхнувшая оттого, что пропажа нашлась, радость сменилась разочарованием.

Хорн окончательно остался в Лондоне. Возвращаться к отцу до тех пор, пока не найдена Анастасия, не было резона.

Родитель проживал в своем поместье и занимался излюбленным занятием: тренировал малолеток, а затем сбывал их спортсменам и просто любителям лошадей. Чистокровки были его увлечением и делом всей жизни. Он накопил таким образом приличное состояние и безуспешно пытался передать сыну свое дело, но отпрыск относился к лошадям потребительски.

Виктора большей частью увлекали технические новшества.

Паровые повозки из Лондона в предместье занимали его интерес, он не собирался раскатывать на омнибусе, находя его чертовски неудобным, но техническая мысль, заключенная в омнибусах, восхищала, и он заявлял приятелям, что горячо надеется благополучно дожить до того времени, когда данные монстры будут передвигаться быстрее.

Любая техническая новинка, о которой он мог прочитать в прессе, интересовала его. Виктор приобретал акции вновь возникающих компаний, непосредственно связанных с новинками. В частности, он купил несколько железнодорожных, хотя многие колебались, что «чудовище» Стефенсона когда-либо принесет барыш.

Благодаря успешному участию в торгах на бирже Виктор по случаю обзавелся рудником в Нью-Касле и теперь вкладывал в развитие своего предприятия средства.

Хорн был по рождению джентльменом в нескольких поколениях. Он не обладал титулом, но благодаря происхождению, состоятельности, молодости, обаянию и, главное, отсутствию супруги, пользовался большим успехом в свете.

Виктор строил планы в отношении Агнессы, младшей дочери соседского помещика, на весьма туманное будущее, собираясь сделать ей предложение.

Девушка, как ему представлялось, поощряла его. Хорн был немного увлечен барышней, хотя не торопился жениться.

Он прочел послание отца о замужестве Агнессы Рейделгрев и барона Кресстона и вышел из себя.

Теперь же, когда Виктор размышлял о своей реакции на «измену» Агнессы, ему делалось не по себе. Он анализировал собственное поведение и понимал, что был приучен к лести. Маменьки дебютанток смотрели на него с надеждой, мечтая, что именно их дочь он предпочтет в жены, им восхищались девицы. Некоторые легкомысленные особы искали близости.

Хорн был практически уверен, что стоит предложить руку и сердце, любая дева от счастья, по меньшей мере, рухнет в обморок. У него никогда не появлялось даже тени мысли, что он может получить отказ.

Хорн был оскорблен поступком Агнессы.

Виктору было неясно, как эта жизнерадостная очаровательная девушка могла отдать предпочтение толстому увальню Крестону, нужно, конечно, признать, безобидному малому и благодушному, но безнадежно обычному!

Что и говорить, Агнесса дала славного пинка его самолюбию.

Мисс Анастасия К. Бьюкмен оказалась еще более жестокосердной.

Бесспорно, их «близкое знакомство» оказалось несколько нескладным, но удирать от него, как от чумы? Это слишком.

Последовательность событий наводила на горькие мысли о себе.

Что с ним не так?

Временами его охватывала злость на Анастасию. Да, поступил опрометчиво, но она должна была предоставить возможность все исправить! Не подлец же он! Болван? Скорее всего, да. Нализался, утратил контроль, не удержался, но он всего лишь человек.

Однако в настоящий момент Виктор испытывал беспокойство.

Где искать беглянку, что с девушкой? Мисс Анастасия может находиться в интересном положении, страдает.

Он собирался быть хорошим отцом и заботливым супругом. Что касается верности благоверной, он никогда не задумывался об этом вопросе.

Виктор отлично знал, что женатые мужчины его круга имели возлюбленных, случалось, жены узнавали, и тогда мужья на время прекращали свои похождения.

Хорн не вникал в запутанность семейных отношений и не осуждал. Для себя он данный вопрос оставил открытым.

Принять обет верности был готов, но все будет всецело зависеть от подруги жизни.



Надежда Майская

Отредактировано: 16.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться