Досадные ошибки

Размер шрифта: - +

19

Глава 19. Брат и сестра

Гилберт Бьюкмен подъехал на собственном экипаже к дому лорда Этвуда.

Выездом он гордился, фаэтон был новейшей модели, запряженная кобыла была хорошо тренирована для поездок в шумном городе и легко слушалась управления.

Брат снисходительно поцеловал Анастасию в висок и усадил в экипаж

― Как проводишь время? Ты мне должна быть благодарна, сестра, я тебе устроил замечательную партию, ― самодовольно заявил он.

― Так это ты?

― Отец далеко, но он одобрит мое решение. Хорн будет заботиться о тебе, не забывай, он богат, из хорошей семьи и ответственный, и у него отличные связи.

― Спасибо, Гилберт, мог бы со мной посоветоваться, ― Анастасия едва сдерживалась, чтобы не стукнуть братца.

― А что советоваться? Выходить замуж надо, какая разница, за кого? Хорн из лучших. Отец и мама приедут в город в конце месяца, так что смогут лично отправить тебя под венец.

― О-о! Это еще хуже, чем я думала!

― Не переживай, успеешь заказать и платье, и перчатки. Я тебе помогу, отец со мной после рассчитается, не скупись. К тому времени может, и я найду невесту. У тебя есть кто-нибудь достойный на примете?

― Тебе все равно, кто будет твоей женой? ― изумилась сестра.

― Не совсем. Желательно чтобы была со связями, родословной, неплохо, если будет приданое, да и миловидна, ― перечислил Гилберт.

― А как же ум, душа?

― Моего ума хватит на двоих, а о душе позаботится церковь, ― равнодушно ответил брат.

Мисс Бьюкмен задумалась. Если ее брат столь прагматично подходит к вопросу создания семьи, стоит ли ей беспокоиться из-за помолвки? Получается, мужчины выбирают себе жен как на аукционе, Хорн наверняка рассматривал несколько кандидатур и остановился на ней, как на наиболее подходящей.

― Пожалуй, надо познакомить тебя с Дороти Барри, она как раз по всем пунктам подходит.

― Удачно, что ты сразу определилась. Мне нравится, Анастасия, как ты себя ведешь. У тебя есть здравый смысл, я немного нервничал, что ты станешь капризничать и закатишь истерику. Мама хорошо тебя воспитала.

Анастасия закатила глаза, но промолчала. Какой смысл спорить?

― Если получится, приходи завтра к леди Августе во второй половине дня. Мисс Дороти и ее отец, сэр Джон Барри, приглашены на раут, будут еще некоторые знакомые.

― Непременно буду. Да, сестра, почему нынче ты не выехала зимой из Лондона? Припоминаю, отец ненароком обронил в письме, что ты здесь, но у меня не было возможности нанести визит.

― Ничего страшного, я не в обиде. Леди Этвуд скучала без дочери и пригласила меня остаться, ― не моргнув глазом, придумала Анастасия.

― Я так и предполагал. Как тебе Хорн?

― Спасибо за заботу, Гилберт, я и не представляю, как тебя отблагодарить.

― Ничего не надо, это мой долг, ― напыщенно ответил брат, довольный, что все удачно разрешилось. Они проехали на Бонд-стрит, Анастасия зашла в лавку, купила пирожные и Гилберт вернул ее домой.

Мисс Бьюкмен страшно разволновалась, когда горничная сообщила, что в гостиной хозяева принимают сэра Джеймс Хорна и сэра Виктора Хорна и просят мисс Анастасию спуститься.

Она заверила, что будет через десять минут, лихорадочно перебирая платья, время шло, девушка ничего не придумала, но успела успокоиться и вышла к гостям в сером домашнем платье, волосы были заколоты по-простому, в узел на затылке.

«Что я так волнуюсь? Виктор знает, что это фарс, я знаю, а как посмотрит на меня его отец, значения не имеет!»

Мисс Бьюкмен тихо вошла в гостиную, старший Хорн обернулся, осмотрел ее и улыбнулся. Девица оказалась хороша собой и не жеманилась. Она спокойно приняла его поздравления, держалась просто, только немного напряженно, что было вполне естественно для невесты.

Виктор, увидев одобрение в глазах отца, расцвел. Он отвел Анастасию в самый дальний угол гостиной, под предлогом осмотра картин, усадил девушку на диван и присел рядом.

Старшее поколение что-то увлеченно обсуждало, сделав вид, что не заметили уединения помолвленных.

― Я с нетерпением ждал встречи, ― вполне искренно сообщил жених, взяв ладони Анастасии в свои. ― Думали ли вы обо мне?

― Да, думала, ― она аккуратно высвободила руки, ― вы правы, я не могу подвести вас, поэтому оставим все как есть. У вашего отца добрые глаза. Вы с ним дружны?

― Да. Он замечательный. Вы его полюбите, как только узнаете ближе, мы станем часто видеться. Сейчас мы должны согласовать наши планы.

― Хорошо, сэр, ― безмятежно ответила Анастасия, ― поговорите с леди Этвуд, она знает, чем я занята.

― Вы можете называть меня по имени. Надеюсь, не забыли его?

― Нет, вас зовут Виктор.

― Видите, не все так страшно! Вы обо мне помните, думаете, у нас будет замечательный брак, ― с энтузиазмом, которого не испытывала Анастасия, заявил жених, ― я надеюсь, что вскоре понравлюсь вам. Признаюсь, мне хочется поцеловать вас, но эти условности!

― Это ни к чему, сэр, ― девица покраснела. Что за несносный человек! Он не имеет права ее очаровывать! Они договорились, что разорвут помолвку!

― Вы противница замужества? Ваше сердце принадлежит кому-то?

― Я не могу вам сказать.

― Это не ответ! Вы сами понимаете, как странно звучит из уст молоденькой хорошенькой барышни отказ от замужества, если только она не имеет какой-то страшной тайны!

Хорн оказался в растерянности, он не мог пробить стену отчуждения, что воздвигла невеста. Все время, что он искал беглянку, он готов был с первой встречи признаться ей, но после передумал, решил, что увлечет Анастасию собой и только позже признается. План был превосходный, его опыт прошлых лет мог бы пригодиться, но мисс Бьюкмен оказалась неподвластной его чарам. Она, словно изваяние, никак не реагировала на его уловки и оставалась холодна, словно мрамор. А он сам, надо признать, все больше увлекался ею.



Надежда Майская

Отредактировано: 16.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться