Досадные ошибки

Размер шрифта: - +

20

Глава 20. Прогулка

Леди Этвуд все время посвятила приятным хлопотам. Она устраивала примерки, выбирала ткани, готовила списки гостей, принимала посетителей. Времени сопровождать помолвленных и строго следить за их поведением категорически не хватало, поэтому изобретательная матрона нашла наилучший выход, в качестве дуэньи с молодыми оставляла Луизу и Марту. Кристофер, разумеется, повсюду сопровождал кузину, не пропустив ни одного бала, раута, похода в музей и, подумать только, музыкального вечера, и, чтобы не умереть от скуки, брал с собой непременно друга Роберта. Совершенно удивительным образом сложилась довольно приличная компания из симпатизирующих друг другу молодых леди и джентльменов. Некоторые матроны выговаривали попустительству леди Этвуд, на что та каялась и уверяла, как только подготовит все к свадьбе, немедленно возьмет дело в свои руки, хотя никаких порочных слухов в обществе не было, молодежь вела себя весьма пристойно. Старшие дамы нехотя признавали, что воспитание мисс Бьюкмен столь безукоризненно, что вряд ли девушка позволит лишнее не только своему жениху, но и своим подругам и их поклонникам. Тем более что брат мисс Анастасии нередко сопровождал сестру, и его прочили мисс Луизе, а Харлоу ― мисс Марте.

Общество с интересом наблюдало, когда последует следующее предложение, кому и от кого, доброжелатели втайне от обсуждаемых девиц и джентльменов делали ставки на то, кто будет следующей парой и когда.

Погода стояла превосходная, и друзья договорились вывезти барышень на пикник в Эпсом, Беккет уверял, что знает очаровательное место неподалеку от речки. Понадобилось три дня на согласование планов, подготовку и в одно превосходное утро молодежь отправилась за город.

Анастасия и Марта оделись в теплые с длинным рукавом амазонки зеленого и коричневого цвета, пышные юбки и соломенные шляпки, Луиза же оделась легкомысленно, в платье из муслина, накинув небольшую ажурную шаль. Мисс Дороти оказалась одета наряднее других, ее довольно открытое платье на плечах прикрывал шелковый белый палантин. Девушка явно перестаралась с выбором одежды, ей грозило переохлаждение, так как карета, в которой она ехала с Луизой, была открытой, а путешествие предполагалось продолжительное. Роберт Харлоу и Гилберт Бьюкмен уселись напротив девушек. Мужчины выглядели элегантно высоких сапогах, легких брюках и пиджаках.

Виктор прикатил в двуколке, усадил Анастасию. Марте досталось место у Кристофера в его высоком фаэтоне.

Процессия тронулась, назначив встречу у Брикстона. Движение на улицах увеличивалось с каждой минутой, приходилось внимательно следить за дорогой, поэтому Виктор и Анастасия большую часть пути лишь изредка обменивались впечатлениями об увиденном.

Мисс Бьюкмен с интересом осматривала места, где раньше ей бывать не приходилось. Они проезжали районы гораздо беднее, чем те, где она обитала в бытность пребывания у миссис Корни.

Множество молодых людей бесцельно болтались по улицам в надежде найти заработок, некоторые вели себя откровенно вызывающе, свистели и что-то кричали вслед, многие среди них были пьяны, не только мужчины, но и женщины.

Мисс Бьюкмен, чтобы не портить себе день, решила, что лучше она будет смотреть на Хорна, тем более, что лошадьми он управлял виртуозно.

Уверенно и хладнокровно он обгонял повозки с товарами, в узких местах придерживал бег лошадей, без нужды не дергал, словом, оказался отличным возницей.

Едва они миновали узкие улочки, Виктор передал управление кучеру, а сам пересел к невесте.

Мисс Бьюкмен несколько напряженно воспринимала происходящее, ей был непонятен поступок леди Этвуд, позволившей помолвленным ехать наедине без дуэньи, кучера в расчет брать не приходилось. Безусловно, мисс Бьюкмен и в голову не могло прийти, что леди Августа придерживалась скандального свободомыслия, считая, что молодым надо обязательно побыть наедине, так они лучше узнают другого, тем более что джентльмены дали слово, что ничем не скомпрометируют барышень.

Вряд ли у жениха и невесты нашлось бы время, чтобы поговорить о своих чувствах, они постоянно были под присмотром, на людях, и не могли позволить откровенных признаний.

Леди Этвуд еще не забыла свои чувства, когда она познакомилась с мужем, и как им хотелось многое сказать друг другу наедине.

У нее, как назло, заболела голова, и в такой замечательный солнечный денек ей пришлось обложиться подушками, гонять служанку за нюхательными солями, прикладывать влажное полотенце на лоб и изредка вздыхать, мученически преодолевая мигрень. Подопечных своих девиц уверила, что она не смертном одре и непременно поправится, но не желает им портить поездку своим страдальческим видом, благословила, наказав как следует повеселиться, и отпустила с Богом. Она и в самом деле была совершенно спокойна за воспитанниц, а кроме того знала, что мисс Дороти непременно приглядит за всеми, уж эта барышня не упустит ни единого шанса увидеть все промахи в поведении заклятых подруг.

Едва экипажи отъехали, леди Этвуд решительно выпроводила горничную с ее примочками и прочей ерундой, а сама отправилась переодеваться и вскоре вышла на прогулку в сопровождении слуги, ей предстояло сделать уйму покупок.

Между тем, едва Хорн пересел к невесте, он немедленно взял ладони Анастасии в свои. Взгляд его был серьезен.

― Милая моя Анастасия, наконец, мы можем поговорить откровенно! Признаюсь, чем больше я вас узнаю, тем больше увлекаюсь вами.

― Не говорите так, прошу вас, ― побледнела девушка, услышав такое признание.

Этого еще не хватало! Мало он мучает ее своим существованием, так еще и о любви заговорил! Она всегда знала, что следует предпринять в любой ситуации, но с Хорном теряла контроль над своими чувствами, он постоянно ее провоцировал своим вниманием, прикосновениями, словами, от которых горели щеки. И всегда выводил ее из себя и добивался проявления чувств, с которыми она не могла совладать.



Надежда Майская

Отредактировано: 16.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться