Досадный случай

Размер шрифта: - +

Эпилог

Эпилог

Тихий угол с названием Каретный Проезд не изменился, разве что зябкий речной ветер гнал теперь по мостовой не сухие листья, а колючую снежную крупу, которой порадовала горожан поздняя осень.

В этот раз дверь в лавку старого заклинателя оказалась открыта, и я вошёл, мгновенно погрузившись в тепло, и полузабытые, но от этого не менее родные алхимические «ароматы».

Хозяин оторвался от книги, которую неторопливо листал до моего прихода, и, узнав меня, сверкнул глазами, слишком молодыми для старого морщинистого лица.

— Рад приветствовать, господин заклинатель. Я вижу, вы сегодня не в форме. По личному делу зашли, или тайное расследование ведёте? Потешьте старика рассказом, в моём возрасте остаётся так мало развлечений.

Я положил на прилавок умеренно толстую тетрадь.

— Думаю, на некоторое время она вас развлечёт, а дальше видно будет.

Заклинатель с интересом посмотрел на лежащий перед ним предмет, но не проявил желания взять его в руки.

— Объясните.

Есть контакт. Теперь главное не торопиться.

 

***

Полог заклинаний всё так же укутывал узкое здание из красного кирпича, но теперь не казался чем-то запредельно сложным. Я воспользовался тем же способом, которым преодолел защиту вокруг замка Файрага, и беспрепятственно подошёл к крыльцу. Дверь оказалась заперта, но, судя по тому, что показывало истинное зрение, хозяин был дома. Взвесив все «за» и «против» внезапного появления, я решил быть вежливым, и постучался.

Ход оказался верным — не успело эхо донести стук до последнего этажа, как дверь распахнулась, и на меня с изумлением и настороженностью уставился молодой человек лет двадцати пяти. Его ширококостное лицо потомственного купца украшали карие глаза фэта Файрага, умные и внимательные, только начисто лишённые мутной пелены запретной магии.

Теперь понятно, откуда у него сведения о новом типе плетений, и заклинания, разработанные отступником.

Парень жаждал объяснений, кто я такой, Шаркрайх меня побери, и как сумел пройти до двери без пропуска, а я стоял, и не знал, что ему говорить. Заготовленная речь летела в барсучью нору вместе со всеми убедительными аргументами и важными вопросами. Поэтому я просто сказал.

— Фэт Файраг умер.

 

***

Тодд хохотал самозабвенно и жизнерадостно.

— Девушка, говоришь? Помолвка? Ну, ладно, если её чудесные голубые глаза хотя бы вполовину так хороши, как ты мне тут расписал, то так и быть, прикрою тебя перед мастером Эрлимахом. Ты как, работать-то сможешь, или весь в любовном томлении, и к магии тебя лучше не подпускать? Во избежание, так сказать.

— Смогу, конечно. Надо же будет чем-то заняться, пока заказ делают. Выкладывай, что там у тебя.

Гном крякнул, отхлебнул пива, и придвинул мне тарелку с пластами копчёного мяса.

— Да, понимаешь, завелось что-то на северных складах. Толи нечистик, толи нечистый на руку работник, тиррешь его знает. Уж я и так, и этак, а всё Шаркрайх знает что выходит. Не посмотришь? А потом и на подземные уровни можно заглянуть — мне тут кум жаловался… я сначала не поверил.

 

***

«… таким образом, взаимодействие магических потоков происходит на качественно ином уровне, что вдвое повышает эффективность указанного заклинания».

Я поставил точку, и блаженно потянулся. Уже почти год прошёл с той практики, через месяц посвящение, а я всё поверить не могу, что она закончилась, и я снова дома.

Стану уважаемым и могущественным — буду заниматься только кабинетными исследованиями. Нет во мне авантюрной жилки и тяги к путешествиям. Ну, разве что чуть-чуть… В Шавэю я бы съездил на песчаных скакунов посмотреть. Или ещё куда-нибудь, в Тогрэссу, например, — на поющие водопады… И на это их новое оружие заодно поближе бы взглянул, очень уж Мастер интересно о той своей поездке рассказывал, у него тоже практика получилась что надо — с огоньком и приключениями. До сих пор аукается. Мечется Учитель между столицей и лабораторией, и мечтает научиться раздваиваться. А ведь ещё надо к моему ритуалу посвящения надо готовиться.

На крыльце раздались лёгкие уверенные шаги. Неужели Мастер вернулся? Он вроде завтра планировал приехать.

Силуэт, возникший в ярко освещённом дверном проёме, был гораздо скромнее, чем тот, что принадлежал магистру Эрлимаху. Значит посетитель. Я всмотрелся в зашедшего в лавку сотрудника тайной канцелярии. Знакомое лицо. Где я мог его видеть? В Нилхоре? Или он из тех, кто к Мастеру приезжал?

Причину моей настороженности визитёр не понял, но профессионально подобрался.

— Здравствуйте. Могу я приобрести у вас чернила? В прошлый раз я остался очень доволен покупкой. Настолько, что сегодня, оказавшись в этих местах, решил сделать крюк, и заехать к вам снова.

— Чернила? — Так вот, где я его видел! Удивительно, что сразу не узнал. — Разумеется, у нас… — У нас вчера были секретари из канцелярии наместника. Покупали чернила.

Я рассмеялся, и никак не мог остановиться. Встревоженный голос канцеляриста остался на грани сознания. Не знаю, что он там говорил, слова не могли пробиться через накрывшую меня волну предвидения будущего. Я хотел путешествовать? Все дороги у меня впереди.



Алла Матвеева

Отредактировано: 11.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться