Доспехи Древнего Бога. Книга 1 - 2. Цикл "Северяне"

Font size: - +

2-2

Мы с Росаной переглянулись и кивнули друг другу, а затем, проталкиваясь сквозь толпу на пристани, выбрались ближе к кораблю чужеземцев, да и остановились почти у сходней, глядя на чужаков, что работали на палубе.

Нас заметили. Заулыбались, и даже что-то крикнули на незнакомом, грубом языке, отчего я только брови свела, не понимая речи.

- Гавкают, как собаки, - вырвалось у меня, пока взглядом скользила по мужчинам.

Странно одеты, совсем не как обычные торговцы. Скорее, воины. На каждом добротные доспехи, поверх туник, волосы длинные, у кого распущены, у кого лентами перехвачены и даже в косы заплетены. Все – светловолосы, будто братья и почти одного возраста.

- А где же торговец? – спросила я, а затем увидела нос корабля, так заинтересовавший меня с высокого берега. Шагнула дальше по пристани, пока не остановилась на самом краю, глядя на диковинку. Девчата за мной не пошли. Хихикали за спиной, пока чужаки им на своем собачьем, похвалы отсыпали щедрыми пригоршнями, не иначе.

- А ну-ка, брысь отсюда! – раздался откуда-то из-за спины громкий голос и, оглянувшись назад, я увидела старосту, оказавшегося рядом с моими подругами. Девчонки попятились назад, но при этом хихикали, совершенно не опасаясь строгого старосту. Меня тоже не обошли вниманием.

- Гая? – староста кивком головы велел присоединится к подругам, хотя я не могла понять, чего нам бояться? Но одного взгляда, брошенного на чужаков хватило, чтобы понять – против воинов мы просто глупое стадо. И староста прав, когда не доверяет северянам, да и не знал их никто у нас. Первый раз видели и корабль, и торговца.

- Да пойдем уж, - дернула меня за рукав Милка, - налюбовалась ужо страшилищем, там вон купец свои товары выложил!

И правда, толпа любопытных уже толпилась у раскладного прилавка, наспех собранного ловким чужаком. Длинный такой получился прилавок, а северянин только и успевал свои товары раскладывать. Оглянулась назад, отыскав глазами старосту. Тот прямо с пристани разговаривал с чужаками, оставшимися на корабле. Только один из них мог беседу подержать, знал наш язык, или общий, в гомоне толпы не расслышать, как не напрягай слух.

- Идем же, а то все лучшее разберут! – настаивала Милана. Росана уже протискивалась ближе к товарам, оставив нас позади.

- Ты иди, - ответила я, запоздало вспомнив, что у меня с собой совсем нет денег. Ни одного медяка.

- Неужто не интересно совсем? – полюбопытствовала подруга.

- Иди уж! – шутливо подтолкнула девушку вперед и мгновение спустя, Милана уже стояла у прилавка, перебирая в руках дивные бусы, что переливались в солнечных лучах.

Толпа гомонила. Я узнала почти всех соседок, и тетку Дивию, что жила через два двора от нас ниже к реке, и дочку голосистой Забавы, рыжеволосую Красаву, на пару годков младшую за меня. А вот неподалеку, и дед Борзята со своими двумя внучками в ярких красных платках… Я знала их всех, городок то маленький, мы тут все друг дружку знаем и не то что в лицо, а даже по именам, да всю семью в придачу.

Пока разглядывала своих соседей, краем глаза заметила, что за мной кто-то следит. Повернулась быстро, да на чужой взгляд наткнулась.

«Купец!» - догадалась я. Как только сразу на него внимания не обратила. Совсем молодой, длинные волосы, перетянуты шнуром, светлые, как и у остальных его людей. Рослый, плечистый. Глаза с прищуром, но такие… Даже сама толком не поняла, что мне не понравилось в этих глазах. Злые они, холодные, словно снега зимой, как тот лед, что по весне несет полноводная река. А так, вроде и ничего молодец. Красивый, холеный, но видно, что не простой человек. И одежда на нем дорогая, и взор выдает привыкшего не покорятся чужой воле, а самому повелевать. Но мне он не понравился.

Мужчина улыбнулся, только холодные глаза эта улыбка не затронула. Я спешно отвела взор. Еще не хватало, чтобы на меня чужаки пялились. Мимо пошел староста, бросил на меня суровый взгляд, а затем направился прямиком к купцу. Люди перед ним расступились, пропуская мужчину вперед, а он знай себе, глядит только на северянина.

Подошел к прилавку, потрогал бусы да обереги, зеркала посмотрел, да прочий товар ощупал, а затем купцу кивнул.

- Твой человек, на корабле, сказал мне, что ты язык общий знаешь! – произнес староста.

- Знаю! – ответил купец.

- Так скажи мне, откуда вы прибыли и как надолго задержитесь в нашем городе! Как ты уже понял, чужак, у нас небольшое поселение, особо не расторгуешься!

- А мы так сказать, просто мимо проплывали, - ответил северянин, - впервые в ваших краях, вот и решили разведать, что к чему, да спросить, может подскажете, куда нам дальше податься. Товару много, сбыт хороший ищем.

Я подошла к прилавку, загляделась на ленты. Странные это были ленты, не такие, как у нас на ярмарках продают. Эти ленты золотом расшиты, да узорами замысловатыми. То ли змей диковинный ползет золотом по белом, то по алой полосе, цвета крови, снежинки падают. А вообще, товар-то у купца знатный. Посмотрела на девушек наших, что отрезы щупали и восхищались. Ткань и правда, не такая, как у нас ткут. Тонкая, прозрачная, будто воды спокойной реки, той, у которой дно видно до последнего камешка. А цвета-то какие яркие! Глаз не оторвать.

- Погляди, Гая, какие обереги! – Милка оказалась рядом, протягивая ко мне руку с зажатым в тонких пальцах, шнурком. Свисает с него топор серебряный, рукоятью вверх. Крошечный совсем, да по рукояти вязь ползет непонятная.

- Куплю себе! – возликовала Милка, а мне отчего-то захотелось сказать ей, чтобы вернула купцу украшение. Странное чувство тревоги закралось в сердце, словно беду вещало.

- Я, наверное, пойду! – сказала я, глядя на подружек. Милка удивленно глаза округлила, а Росана только плечами пожала. Она меня давно странной считала, а потому и сейчас не удивилась.



Анна Завгородняя

Edited: 05.05.2017

Add to Library


Complain