Доверяй, не проверяй

Часть 2. Глава 11

Глава 11

 

У каждого поступка есть свои последствия.

Дурацкие действия приводят к дурацкому результату.

Чем оправдать дурацкие действия?

Переутомлением? Наглым поведением некоторых вопиюще загадочных персонажей? Необходимостью быстро принимать решение? Стрессом, связанным с потерей памяти?

Да, ничем!

Не умеешь толково строить портал – не берись! Силы есть только на то, чтобы провернуть такую операцию всего раз – хорошо продумай, куда тебя этот портал приведет.

Фундаментальные правила?! Пфф, не слышала!

Я стиснула зубы, чтобы не заорать от отчаянья, и снова обвела взглядом окружающий меня пейзаж. Идеалистический, я бы сказала - река, лес и горные вершины.

И, куда, меня, черт возьми, вынесла та дыра, в которую я нырнула?

Ясно: туда, где никто не будет меня третировать. Туда, где тихо и безмятежно. Туда, где я сдохну от холода и голода.

Обхватив себя руками, я поежилась и сделала пару шагов вдоль берега. Но остановилась почти сразу. Куда идти? Направо или налево? Где есть хоть кто-то, кто мне поможет?

Где есть вообще хоть кто-то?

Хотя, чего тут думать… идти нужно. Все равно куда. Совершенно неважно, в какую сторону. На месте стоять точно хуже – ни холод, ни бездействие я не люблю.

Неожиданно взбодрившись от самых простых воспоминаний о собственной личности, я быстро двинулась вперед. Нужно найти хоть какие-то признаки жизни до того, как стемнеет. Не хватало еще на ночь остаться на улице. Погода - по-осеннему промозглая и ветряная - к этому однозначно не располагала. К тому же, я была одета в легкие брюки и рубашку – к вечеру похолодает и в таком наряде будет, мягко говоря, зябко.

Уловив мелькнувший в водной глади силуэт, я вздрогнула и склонилась над водой.

Ну и жизнь у меня… я ведь с самого пробуждения ни разочка в зеркало не взглянула. На возможные недостатки внешности, конечно, было плевать. Гораздо интересней вообще было ВИДЕТЬ себя. В смысле, после того, как память по какой-то причине стерлась.

Опустившись на корточки, я с любопытством вгляделась в лицо, отразившееся в водном зеркале. Хмм… ну такое, обычное эльфийское лицо – милое, тоненькое, в обрамлении светлых, чуть вьющихся волос. По бокам между прядей выглядывают заостренные уши.

Глаза в отражении моргнули и недоверчиво сощурились, пальцы потеребили золотистые волосы. Девушка в воде была симпатичная, но будто чужая. Совершенно незнакомая.

Отражение грустно вздохнуло и исчезло.

Я выпрямилась и пошла вперед, старательно отгоняя плохие мысли. Лазансон сказал, что память можно вернуть. И сейчас мне, несмотря на все подозрения, хотелось ему верить. Пусть он даже, как де Ла Маст, окажется гадом, но сначала поможет мне все вспомнить. А там уж разбираться будем, кто хороший, а кто плохой.

За размышлениями, как мне вернуться в академию, и упорным разглядыванием абсолютно неизменного, несмотря на мое движение, пейзажа, я провела следующие несколько часов. Солнце плыло вниз, надежда на благополучный исход стремительно ссыхалась, а ноги превращались в вату.

Река умиротворенно шелестела рядом, но умиротворения не дарила, скорее раздражение. Несмотря на то, что ноги гудели, создавалось впечатление, что я стою на месте – перед глазами была все та же река, лес и горы. Просто издевательство какое-то. Ни одной постройки, ни рыбака, ни охотника… ни души. Черт подери мой корявый портал.

Остановившись, я согнула спину, уперла ладони в колени и в изнеможении выдохнула. Может, это и ошибка, но мне хотелось отдохнуть. Всего несколько минут, чтобы ноги перестали дрожать.

Через секунду я уже и пятую точку опустила на землю, наплевав на то, что запачкаю одежду. Ничего, все стирается. Это на случай, если я выберусь. А если не выберусь, то это уже и неважно будет.

Устроившись поудобней, обняв ладонями колени, я прикинула через какое время смогу попытать удачу и вновь построить портал.

Если бы я спала, ела и пила в обычном режиме, смогла бы через денек попробовать, но с тем изнеможением, которое присутствует сейчас, и без шанса поесть что-то приличное, энергия восстановится нескоро – через неделю, или две, а, может, и вовсе не вернется к нормальному уровню. Значит, выход все же один – найти какую-то жизнь в этом безлюдном месте. Кроме птичек и рыб, которую мне, к слову, придется научиться ловить, если все будет совсем плохо.

Содрогнувшись от представшей мысленному взору картины, я голодным взглядам впилась в зеркально-голубую водную поверхность. Жареной рыбки я бы сейчас поела. Желудок, соглашаясь, заурчал. В голове ответно зашумело.

Даа, дела… я, кажется, сегодня и поесть-то в суматохе не успела.

Вяло потерев ноющие виски, я хотела подняться, но вдруг заметила, что в воде что-то сверкнуло. Пододвинулась к реке, а в следующее мгновение ошалело отпрыгнула, распугав своим дурным криком стаю мелких рыбешек и голубей на дереве.

Ой, великанья башка, что это? Глаза?

В свете закатного солнца, медленно моргнув, на меня уставились два большущих – размером с кулак, глаза. Вода всколыхнулась, еще раз… и еще.

Я попятилась назад, прижимая руки ко рту, чтобы снова не заорать, а на меня медленно, почти величественно, перебирая огромными ногами вышло нЕчто.



Марья Моревна

Отредактировано: 15.10.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться