Дождь в моем сердце

Глава 10

Единственное, что мне пришло в голову, — это глупейший детский трюк, который я когда-то в родном доме освоила до совершенства. Надо же было как-то отвлекать от себя толпу зловредных мальчишек… 

Маленький камушек звонко цокнул по плиткам двора, запрыгав в сторону ворот, и оба мужчины, как по команде, развернулись в ту сторону, пару секунд напряженно вслушивались, и не зря — подозрительный звук повторился, словно некто, крадущийся к выходу из поместья, опять допустил маленькую неловкость.

Тут уж воины и вовсе встали в боевую стойку, как обученные собаки, и, не сговариваясь, медленно, бесшумно и плавно двинулись в направлении опасности.

А я вытерла пот со лба рукавом сорочки и попыталась сдержать громкий выдох. Уф-ф-ф… У меня есть всего несколько минут. 

Темный проем, две ступеньки, прохлада и сухость, а еще запах. Почти неуловимый запах отчаяния и боли. И кровь. Через два шага отчетливо запахло кровью. Но не из вен или артерий… Это меня учили определять по запаху — серьезное кровотечение пахнет иначе. Здесь же — поверхностные ранения, но очень болезненные.

Выругавшись сквозь зубы словами, услышав которые бабушка сначала упала бы в обморок, а потом отхлестала бы меня по губам, я скользнула к растянутому на полу обнаженному мужскому телу. Да, не зря они поминали кнут. Верхний мир, светлые госпожи, добро и сказка, угу…

— Кончай притворяться и вставай, — шепотом скомандовала я, вытаскивая втулки из креплений у стены — Лильрин был растянут цепями так, что сам не смог бы до них достать. — И не делай глупостей, если не хочешь еще больших унижений. Убивать они тебя не собираются, и не надейся. А вот надругаться — запросто. Поэтому не будь идиотом и помоги мне. Быстро! 

Я намеренно надавила на больное место каждого мужчины — их взаимоотношения никогда не были для меня секретом, как и знания о том, что помимо обычных любовных шалостей у мальчишек бывает и по-другому. А тот, кого взяли силой, навсегда теряет достоинство, почти как женщина. Собственно, в своих глазах и глазах таких же идиотов он и опускается на ее уровень — на уровень слабого зависимого недочеловека. Так что я знала, чем пугать упрямого недоумка, чтобы он не встал в позу. 

— Будь ты проклята, тварь… — прошипел сквозь в кровь искусанные губы Лильрин, поднимая голову и глядя на меня как на демона мерзостей, выползшего из преисподней на свет небес. 

— Да, и тебе спасибо за все хорошее, — сдержав горький смешок, отозвалась я. — Потом будешь ругаться. А пока… За мной! И тихо. Стой! — Я, совершенно выбиваясь из роли приличной девушки из хорошей семьи, сама схватила дернувшегося встать мужчину за обнаженные плечи. Он рванулся и явно попытался меня поймать, но… я выпустила свои новые способности раньше, чем сработал разум: не успела даже подумать, что глупо рискую, что он может меня убить, наплевав на свою дальнейшую судьбу. И как только моя душа потекла в его тело — из него словно стержень выдернули, Лильрин растекся по полу бессильной тряпкой. Зато раны на его лице, спине и ягодицах затянулись на глазах. А еще… а еще я вдруг поняла, что, пока держу его голыми руками за любую обнаженную часть тела, он физически не может мне навредить и ослушаться. Почему? Не знаю, но так странно действовал мой дар. 

— Бегом! — Оставив разгадки на потом, я сорвалась с места и потащила его за собой, больше ни о чем не рассуждая и не теряя времени даже на то, чтобы толком разглядеть свою добычу. — Тихо… лезь за мной!

По ступенькам наверх, потом тенью через двор… Хорошо, что от пыточной до жилого дома всего несколько десятков шагов, а стража все еще чем-то занята у ворот.  Вскарабкаться по выступам стены в свое окно было бы просто, если бы я не боялась даже на секунду отпустить контроль над этим непредсказуемым «подарком судьбы». Вдруг взбунтуется? Заорет, ударит… Или резко ослабнет и просто упадет? С ума сойти… чем я занимаюсь?

Перевалившись через подоконник и чуть ли не силой втащив Лильрина следом, я подтолкнула его к кровати и сама рухнула рядом. О боги… Что я только что сделала? Не просто впустила голого(!) мужчину к себе в окно, но и легла с ним в постель! Разом подтвердила все возможные подозрения в женской легкомысленности и развратности. И самое обидное, ни одной неприличной мысли ведь в голове… Даже мускулистое обнаженное тело в непосредственной близости ни разу не волнует и не вносит никакого дополнительного трепета в мою девичью душу. Единственное желание — запихать это тело под кровать и забыть о нем до утра. Но не выйдет.

Дыхание чуть подуспокоилось, и я повернула голову в сторону Лильрина. Он все это время, пока мы пробирались через двор, молчал, даже в той жуткой пыточной всего разок обругал и больше не издал ни звука, но вот смотрел на меня… м-да. Такой смеси ядовитого презрения и усталой брезгливости я никогда не встречала. А еще там, на самом дне его глаз, был… страх. Не страх-страх, а какой-то другой… страх. Ну, короче, за яростным сопротивлением миру прятались обычные человеческие чувства, а еще злость на самого себя за то, что он мне поддался, и… и что? 

— Не надейся, насиловать я тебя не буду, — не удержалась от яда в голосе, но потом мысленно плюнула и продолжила скорее устало: — И раб из тебя паршивее некуда, могла бы отправить тебя обратно в нижний мир — отправила бы и думать о тебе забыла. Но пока мы в одной лодке, и нам придется как-то выплывать. Поэтому я не дам тебе самоубиться о первого же палача. Если надо будет — силой не дам. 



Джейд Дэвлин

Отредактировано: 17.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться