Драгоценный яд алькона

Размер шрифта: - +

Глава 3.1

Сколько она так кричала, барахтаясь, не в силах совладать с собой, задыхаясь от бессильной ненависти? Только в какой-то момент тьма кошмаров отступила, укутывая прохладой чужого тела рядом. Стало вдруг тепло и спокойно – как будто она вернулась в детство. Что-то пушистое и теплое укутало покрывалом, отрезая от действительности, и Йаррэ окончательно уплыла в сон.

Следующую череду дней она только и делала, что ела, лечилась – вернее, её лечили – и снова один из альконов, на этот раз незнакомый, и спала. Каждый раз во сне её начинали мучить кошмары, теперь чередующиеся её видениями жестокой смерти Аррона, и каждый раз во сне к ней кто-то приходил, укутывая своей силой и давая возможность успокоиться и отдохнуть. В тот день, когда она впервые пришла в себя после произошедшего, знакомый невысокий юноша передал приказ Первого алькона явиться к нему в апартаменты. То же, что произошло потом… Риаррэ и по сей день не может забыть.

 Они шли по коридору галереи – как удалось выяснить – в настоящий момент они находились в малом дворце. Высокие потолки, колонны, искусно вырезанные барельефы. Наверное, это должно было быть красиво, но вызывало лишь отвращение – каждый барельеф представлял собой сцену из войны пришлых с альконами и другими изначальными расами, оказывавшими им поддержку. Каково им – жить здесь, где победитель ежесекундно напоминает о твоем унижении? Вдалеке раздался раздраженный дребезжащий, то и дело срывающийся на визг голос.

 - Кланяйся мне, тварь! Я сказал – кланяйся! Да ты сапоги мне должен лизать, ничтожество, вы все – жалкие ублюдки, живущие из милости ирра!

 Она дернулась, рванулась вперед, но неожиданно жесткая ладонь спутника вцепилась в локоть.

 - Не надо.

 - Что? – быть может, она ослышалась?

 - Не нужно встревать в чужие отношения, драгоценная, - снова это прозвище! - нельзя. Поверьте, от этого будет только хуже – и вам, и тому, кто… - он замялся, но продолжил, - кого наказывают. Пойдемте, я проведу вас другой дорогой.

Она хотела бы пойти в другую сторону. В крови вскипела ярость – огнем, пламенем карающим! Потому что как можно так жить – и спокойно смотреть на чужие унижения?! Она хотела резко ответить – и споткнулась об усталый, все понимающий взгляд. Сейчас спутник уже не казался юным мальчишкой, напротив…

 - Наше время ещё придет, Риаррэ, - потемневшие до грозовой синевы глаза смотрели внимательно, а на их дне… бездна ненависти и отчаянья. И уверенности в том, что все изменится. Что все ещё возможно изменить.

Так ждет терпеливо змея, придавленная рогатиной, но не лишенная ядовитых клыков.

 - Наше? – выдохнула растерянно, уже ничего не понимая.

 - Идем.

 И резко потянул её в сторону.

 - Не всякое сражение можно выиграть одним наскоком, Риаррэ. Нам надо быть более осторожными… поверь.

 - Как я могу верить, если даже имени вашего не знаю?

- Найларэ. Мое истинное имя. Ты не сможешь назвать его никому, кроме нашего народа, также, как и свое. А теперь идем. Верховного не следует заставлять ждать.

Острые уши алькона нервно дернулись, шевельнувшись, прижались плотно к голове. Войдя в боковой проход и пройдя насквозь несколько пустынных залов, они оказались у двери кабинета – уже словно приветственно распахнутой.

 - Проходите быстрее, - хозяин кабинета был очевидно чем-то сильно недоволен, поскольку слова прозвучали резко до надменности.

Её проводник поспешил толкнуть Йаррэ вперед, тут же скрывшись из виду, и она шагнула через порог. Проклятье, ноги дрожат! И маленькие блестящие коготки на пальцах – тоже.

 - С-стоять, драгоценная моя!

От этого обращения её передернуло. Холодно, как же холодно… не телу – душе. Как согреться, если нет сил? Нет желания. Только чужие сиреневые глаза держат на поверхности, не давая захлебнуться окончательно.



Шеллар Аэлрэ

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться