Драгоценный яд алькона

Размер шрифта: - +

Глава 5.1

 - С вами все в порядке?

Кажется, вопрос стал неожиданностью для всех. И, в первую очередь, для неё самой. Просто… ну не было привычки заботиться о других… давно. Не о ком было. А то, что было у них с Винтера… Это не забота. Это просто взаимное использование, только она этого ещё тогда не понимала. Так какое ей дело до этого чужака? Почему он вызывает такие странные, полузабытые чувства?

В темных мерцающих глазах вдруг промелькнуло что-то, от чего стало тяжело дышать. Стиснуло грудь – и она быстро-быстро заморгала, жалея, что не может его обнять. В результате объятия достались тварюшке, которая, впрочем, только фыркнула шумно, когда её сильно стиснули, да замахала активно хвостом, тихо урча от такого счастья в лице сумасшедшей хозяйки.

 - Все хорошо. Пока все ещё хорошо, - наконец негромко ответил Гирьен, - но я запомню… спасибо. Вставай, и пойдем, я кое-что тебе покажу. У нас не так много времени, а дел хватает. Если ты проведешь здесь слишком много времени и выберешься живой… словом, думаю, тебе не нужны лишние вопросы со стороны дознавателей, - последние слова он почти прошипел.

Впрочем, призрак алькона все-таки подождал, пока она поест и приведет себя в порядок - и одарил напоследок каким-то щекочущим тело заклинанием, пробормотав, что простуда сейчас была бы некстати. Передвигались они дальше по дворцу довольно быстро – словно Гирьен умел сокращать как-то путь. Мелькнула пара коридоров, разом пропали окна, повеяло сухой прохладой – и вот они уже возле высоких массивных дверей со знакомо-вырезанным гербом.

Ярко-ярко сверкнул призрачный медальон на теле сопровождающего – и огромные двери беззвучно распахнулись. Наверное, раньше бы она уже прыгала от счастья, не в  силах отвести глаз от расстилающихся вокруг сокровищ. Чего здесь только не было – и сундуки, набитые монетами, и россыпь драгоценных камней, и сверкающие драгоценные изделия из более не существующих магических металлов и прочих ингредиентов. Полный доспех из чешуи арранского черного дракона, ныне считающегося вымершим… Мечи, шпаги, даги, пояса с метательным оружием.

Про бриллианты, рубины, алмазы и говорить не приходилось – все было ясно и так. Здесь хватило бы сокровищ скупить половину мира, но призрак уже манил дальше – туда, где виднелись запечатанные двери, буквально искрящие от заклятий.

 - Надеюсь, ты уже привыкла к потрясениям, - по его губам скользнула странная, слишком горькая ухмылка.

Эти двери распахнулись при прикосновении сопровождающего так же бесшумно, как и предыдущие. Помещение было гораздо меньше – здесь, по крайней мере, сразу был виден его конец, но то, что здесь хранилось…

Это уже не сокровища баснословной стоимости – это то, за что правитель любого государства убьет, не задумываясь. Артефакты власти, силы, подчинения, защиты. Уникальные по своей древности и происхождению. Даже она, почти ничего толком не знающая о магии, ощущала их силу… странно, но как что-то родное, близкое, почти родственное. Они пели. Роскошные короны на подушечках из бархата, оружие на специальных стойках, разложенные по отдельным полочкам кольца, браслеты, женские диадемы и кинжалы. Только все это стало как-то разом неинтересно.

В комнате было ещё кое-что – у дальней стены стоял гроб, похожий больше на произведение искусства, почти что усыпальницу. Она подошла на занемевших ногах, спотыкаясь и чуть не падая – уже чувствовала, что здесь увидит. И оказалась права. Он и правда был здесь – насмешливый, пугающий, странный, но внимательный к ней дух. Вернее, здесь лежало его тело, укутанное в покрывало из темно-синих диких роз. Огненно-рыжие волосы разметались по его последнему ложу, глаза были закрыты – зажмурены словно в муке, изломаны рыжие брови, приоткрыт в крике рот. Он был бледен до прозрачности – но все же эта красота ударяла под дых также сильно, а, быть может, ещё сильнее, чем в призрачном виде.

 - Я был тогда очень молод, но уже назревала война, - тихий голос за спиной заставил чуть вздрогнуть, положив руки на край усыпальницы, - у нас есть такой обычай, с древних времен – у каждого города нашего народа должен быть Хранитель. Он направляет потоки силы, узнает первым о всех происшествиях, выстраивает защиту, заботится о нуждах. Но даже тело бессмертного алькона не способно вместить такое количество энергии – поэтому, на время нашего служения мы покидаем тело и становимся духами. Вернуться назад… да, возвращались не все. Кто-то просто привыкал жить духом, кого-то не смогли дозваться, кого-то просто некому было звать назад. Но самое главное другое – у духа должна быть привязка к земле. То, что не даст забыть о своем теле, о смертной жизни. Обычно это тот, кого он любит – но родители не подходят. Брат-сестра, или возлюбленная…

Тихий неслышный вздох. А она, не отрываясь, смотрела на искаженное мукой лицо, и не чувствовала, как по щекам катятся слезы – не злые слезы ненависти, а слезы сопереживания, слезы утраты, от которых в душе что-то скреблось противно, ныло, царапалось сквозь выстроенную корку безразличия. Она уже подозревала, чем закончится этот рассказ.

 - Её звали Анаи-рэ. Знатна, умна, изысканно-красива и изящна. Я был счастлив до безумия, когда она обратила свой взгляд на меня. Никогда в жизни я ещё так не ошибалссс-ся, - лицо духа исказилось от злобы, - ей нужно было мое положение. Власть. Богатства. Сила. Все, чего временно лишается тот, кто становится Душой Города. А выбор, вскоре после нашей помолвки, пал на меня. Это честь, от которой нельзя отказаться, - тонкие пальцы призрака сжались в кулак.



Шеллар Аэлрэ

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться