Драгоценный яд алькона

Размер шрифта: - +

Глава 5.2

***

Гирьенрэ Наират Амондо зло ударил когтями по стене, заставив древний склеп вздрогнуть. Проклятье, куда это мелкое шебутное дитя залезло! По-другому воспринимать добычу братца не получалось, хотя тот, кажется, видел в девчонке совсем не ребенка… Иначе, зачем послал именно сюда, желая, чтобы Гирьен на неё взглянул? Призрачные пальцы налились силой, осторожно укладывая безвольное тело поудобнее. Он много чего мог, но далеко не всем об этом следовало знать.

Глупое дитя! Шанса выжить у неё почти не было. Гирьен с сожалением посмотрел на засохшие губы, тонкие, как у птицы, руки-лапки, бледную кожу. И чуть склонил голову, внимательно вглядываясь в ползущую по бледно-серой коже тонкую веточку татуировки. Неужели?

Пальцы с силой сжали ткань, разрывая одежду на груди – не до сомнительных девичьих прелестей нынче. Прямо у сердца отпечаталась темно-фиолетовая многолучевая звезда, а вот шара, который её коснулся… его больше не было.

 - Что б меня гончие при жизни драли!

Сердце его города, сила тьмы, копящаяся столетиями, теперь растворилась в теле совсем юной, ещё даже не вошедшей в силу Драгоценной.

 - Помоги ей… Отец, такие дела в твоих руках, Справедливый и Карающий, - разнесся в мертвых стенах тихий шепот.

Привычные, затверженные с детства слова. Он не поможет, не придет. Быть может, его уже просто нет? Или это заклятья не дают древнему вырваться, прийти на помощь своим детям? Меньше всего на свете он ожидал, что отчаянный вопль о помощи услышат, хоть и не так, как он надеялся. Рваный белый круг портала возник прямо посреди комнаты. Задрожали, разрываясь, края – и из него буквально выпал… брат. Ругающийся такими словами, каковые от всегда выдержанного Первого алькона Гир и не думал больше никогда услышать.

 - Иррэ-наррэ! Ashhh! Siare danarde! Kerte-ro!

 - Я тоже рад тебя видеть, Кин…

На миг его тело снова налилось силой, обрело плотность – и призрак крепко-крепко обнял ошарашенного брата.

 - Гир? Гирьен?..

Мужчина чуть склонил голову, жадно впиваясь взглядом во вновь ставшее призрачным тело.

 - Неплохо выглядишь… в целом…

Они не виделись с тех самых пор, как на руке старшего алькона защелкнулся рабский браслет. Кто же отпустит одну из древнейших тварей в место её силы? Гирьен узнавал о происходящем за стенами по обрывкам, слухам, чужим обмолвкам. Но этого было чудовищно мало. Как и времени на выяснение происходящего сейчас.

Он лишь успел в нескольких словах обрисовать брату произошедшее, замечая тень беспокойства или даже чего-то, похожего на панику, на бледно-сером лице.

 - Она ещё жива? – спросил отрывисто.

 - Да, как видишь, - Гир кивнул на собственную усыпальницу, где, почти в объятьях его тела, лежала глупая девочка.

 - Вижу… - отрешенное.

Но он мог бы поклясться, что внутри совершенной оболочки бурлит ярость. И эта ярость связана не только с возможным крушением его планов. В этот момент лицо девушки исказилось – и она что-то едва слышно зашептала, мечась в полубреду и сжимая крепко кулачки с прорезавшимися когтями. 

Кинъярэ возился долго – что-то шептал, творя магию такого уровня, что даже призрака прошибло настолько, что он предпочел удалиться на верхние ярусы дворца. Час, другой, третий… Беспокойство сменилось паникой. Умрет девчонка – погибнет и город, и он сам отправится в небытие, да и окончательная гибель столицы подкосит альконов… Тархен шэсс, да что же он там возится то столько? Он уже хотел было спуститься, когда брат сам поднялся наверх.

Бледный до серебра – как будто всю силу выпили. Длинные блестящие волосы потускнели, в глазах появился голодный блеск, заострилось лицо – всю силу он из себя выплеснул, что ли? Но, спустя секунду, в голову пришло осознание другого.

 - Не получилось?

Где-то рядом раздался тоскливый вой гончей – блеснули в полутьме заалевшие глаза.

 - Нет. Невозможно насильно вытащить того, кого здесь ничто не держит. Кстати, очень похоже на твою ситуацию, Гир, только немного с другой стороны…

- Значит все… кончено?

 - Разве я это сказал, Гир? - улыбка на бледных губах казалась страшным оскалом. – Я не для того столько сил на неё угробил, чтобы она сейчас посмела бежать к Матери в гости. Нет. Раз так, я проведу обряд полного Посвящения.

 - Да ты с ума сошел! – Гирьен не сумел сдержать удивления. – Она не выживет! Здоровые-то полукровки не выживали!

 - У неё просто не будет шанса умереть, - прозвучало мрачноватое обещание, - я свяжу нас нерушимыми узами. Введу в свою семью.

Миг – и на губах Души Города уже цветет странная, почти лукавая насмешка.

 - А не пожалеешь?

 - Разве я когда-нибудь делал что-нибудь непродуманное? - приподнялась белесая бровь.

И младший благоразумно промолчал.



Шеллар Аэлрэ

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться