Драгоценный яд алькона

Размер шрифта: - +

Глава 9. Подмастерье Смерти.

Нет более быстрого пути к овладению знаниями, чем искренняя любовь к мудрому учителю.

© Сюнь-цзы

Она и не думала тогда, что способна настолько испугаться. Не до криков и слез – а до иссушающего молчания. До искусанных губ и беззвучного плача. Когда пальцы зарываются в снежную копну волос, а руки предательски дрожат. Когда отойти от него даже на миг – невероятно, безумно страшно. Кажется, что стоит выйти, потерять его из поля зрения – и жизнь закончится, чужая нить оборвется.

Она стирала кровь, поила буквально с ложечки, меняла холодные компрессы, пропитанные принесенными Найларэ и другими альконами составами. Она спала урывками, а ела ли или нет – сама не помнила. За всю свою жизнь, что там, в ином мире, что здесь, Йаррэ не думала, что может за кого-то так испугаться. Он вошел под кожу, врастая и прорастая в душу. Её Клинок. Её Хранящий. Она и сама не помнила, как провалилась во тьму, а ведь хотела только на мгновение прилечь рядом с ним, чтобы перевести дух.

Очнулась Йаррэ от осторожных, почти ласковых поглаживаний. Попыталась приподняться, вскинуть голову спросонья – и только беспомощно застонала от нахлынувшей слабости.

 - Тише, цветочек. Ириссэээ, - наверное, она спит. В чудном голосе – такая неизбывная нежность.

Медленно открыть глаза. Ну же, она сможет! Правый. Оп, не вздумай закрываться! А теперь – левый. Кружится голова, кружится уже знакомая комната и кровать под темным легким балдахином. А потом мир останавливается – и сужается до двух сверкающих синих глаз с тремя дрожащими зрачками.

 - Вы живы? Все… в порядке? – губы пересохли.

Он понял без слов – просто через мгновение в рот полилась драгоценная теплая жидкость с привкусом мёда и ещё каких-то трав. Длинные пальцы с заостренными когтями зарылись в её собственные волосы, разметавшиеся по подушкам.

 - Глупая ириссэ, заработала себе переутомление, выжала себя досуха, делясь со мной, - он говорил отрывисто, жадно, и впервые в темных глазах твари не было высокомерия – только что-то жаркое и смущающее. – Все со мной в порядке – усмехнулся в ответ на непроизнесенный вопрос, - как будто впервые людишки желают наказать.

 - Так это… действие браслетов?

 - Да, - недовольное, - неужели ты думала, что это просто маячок и побрякушка, чтобы унизить?! Мне нужно было продемонстрировать, что я все ещё покорен их власти, не думал, что Илинар осмелиться усилить наказание, кто-то другой мог бы действительно поплатиться за это жизнью…

Выровнять дыхание. Спокойно, Риаррэ. Не первый раз ты попадаешь по собственной глупости в такие ситуации. Хотела стать героиней? Вот только никому твоя помощь, оказывается, не нужна. Наверное, он легко прочел её мысли и чувства. Ледяное лицо на мгновение смягчилось.

 - Яра, цветочек, твои усилия не были напрасны. Без твоей помощи мне было бы тяжело это перенести. Да, я продумывал этот ход, да, я хотел выглядеть уязвимым в их глазах, но… не до такой степени.

Прохладная ладонь легонько коснулась щеки.

 - Отдыхай, Подмастерье. Как только придешь в себя - мы, наконец, начнем обещанные занятия. Ты – лучшая Гардэ, на какую я мог бы рассчитывать.

Он вышел, а у неё горели щеки. Как его ненавидеть? Как остаться равнодушной? Иди, посчитай летающие мечи, Йаррэ. Может, это поможет загнать совершенно дурацкие и неприличные для юной девицы мысли куда-нибудь подальше, а то и вовсе от них избавиться. Помни, что любая привязанность – это боль. Ведь он так и не ответил, почему так жестоко поиграл с ней, завлекая в этот мир.

Впрочем, надо отдать должное её новому телу – поправлялась она быстро. Пара дней усиленного питания и хорошего сна – и вот уже Йаррэ с некоторым трепетом идет вслед за вездесущей Ттмарой, сейчас одетой в легкомысленное платье с рюшами. Идут вниз, туда, где находятся помещения, которые альконы стараются никому не показывать. Остатки ещё старого, древнейшего дворца их эпохи.

Это не комната, а целый комплекс апартаментов, закрытых каменными дверями, которые, однако, беззвучно распахиваются перед нею. От них веет знакомой прохладой, домом, тем едва уловимым ароматом, которым была пропитана столица альконов.

 - Да, это тоже их, - Мара усмехается, показывая кончики заостренных зубов, - старые покои, древние. Ну, иди, госпожа, Первый ждет. А долго ждать Владыка не любит.

Шаги отдаются эхом под высокими сводами-арками. Нет, это невозможно просто спрятать – судя по всему, наложены ещё какие-то пространственные чары. Чутье ведет её вглубь, мимо буйных зарослей в кадках, хищных цветков, серебристо-фиалковой воды в фонтане, ярко-алых светящихся мотыльков размером с её голову… И вот она уже у входа в лабораторию. Дверь распахнулась также беззвучно, пропуская в сокровенное место. Здесь не было засушенных трав, заспиртованных лягушек и мышек – бледно-серые стены, колбы и реторты, небольшие котелки на огне, в которых искрами переливалась магия, а ещё… она замерла, словно споткнувшись.

Дайрэ Кинъярэ стоял напротив высокого прозрачного куба, в котором медленно плавало тело. Горло сжало спазмом. Женское тело, высокое, гибкое.. и хвостатое. Лицо женщины искажено гримасой боли, хотя, казалось бы, видимых повреждений нет. Она тихо подошла ближе, без отвращения вглядываясь в зеленоватую воду.



Шеллар Аэлрэ

Отредактировано: 02.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться