Dragon heart

Размер шрифта: - +

48 глава

Мы пришли в зал - кабинет музыки. Как давно я тут не была. До сих пор помню как впервые сюда пришла, как впервые встала на пуанты, как впервые спела на сцене. Так давно, а помню все до мелочей, будто было вчера. В зале стояли стулья, на них мы и сели. После уже начали заходить дети, Юли среди них не было. 

- Ника, - в зал зашла новая преподавательница музыки. Та, что тренировала меня, уже умерла. Я учила Юлю так, как учили меня, надеюсь, что не плохо с этим справилась, - Юля где? - сзади учительницы зашел Нэт с большой коробкой в руках.

- Она и Карлос пошли в магазин за новыми игрушками для елки, мы же прошлые разбили, - сказала Ника, разворачивая коробку, которую принес Нэт.

- Хорошо. Пока собирайте елку. И так как нет Юли то говорю тебе, сейчас придут дети, присмотрите за ними.

- Дети?

- Класс Бьянки, у них история, но учитель заболел. Я подумала, что раз вы с ними хорошо ладите, то почему бы им не посидеть здесь. Тем более вы можете их чем-нибудь занять, а там бы они ничего не делали.

- Хорошо. Будем эксплуатировать детей! - сказала Ника, доставая ветки от елки. 

- Не переборщите, - сказала учитель и вышла. Через пару минут начали приходить родители другого класса и Карина вместе с ними. 

- Привет, - сказала она, садясь рядом с нами.

- Привет, ну как? - спросила я.

- Хорошо. Я так рада видеть ее улыбку, даже представить себе не можешь, как я хочу ее обнять!

- Представляю. Я тоже жду конца этого дня, чтобы за все эти годы наконец обнять свою дочь.

- Мне интересно на нее посмотреть. На сколько она все-таки похожа на тебя, - тут в зал начали заходить дети. Я сразу узнала Бьянку, так как уже видела ее. Она шла и болтала с двумя рыжими девочками. Кажется, они близняшки. 

- Ника! - Бьянка обняла Нику и ее подруги тоже, - Нэт! - Нэт присел рядом и обнял девочек, - А где Юля и Карлос? 

- Скоро придут, - сказал он, - А пока мы будем собирать елку, кто поможет? - все дети подняли руки, - Отличненько!

Через полчаса, когда елка была уже собрана, кто-то постучал в окно. Ника открыла его и улыбнулась.

- А чего не через дверь? - спросила она, протягивая руку.

- Мне так привычнее, - это Юля. Она залезла на подоконник и потрясла пакетами с чем-то, но скорее всего с игрушками, за которыми они и отправились, - Ну что, дети мои, я тут вам кучу всего принесла, все равно мне мой миллион тратить некуда. Чувствую себя дедом морозом!

- Юля, смотри! - крикнула Бьянка, доставая лист А4 из сумки, - Мне пятерку поставили, - Юля спрыгнула с окна и посмотрела на рисунок. 

- Когда ты успела его нарисовать? - спросила Юля.

- Сегодня утром. Я специально выгоняла Джека из постели, чтобы нарисовать тебя спящую. Тебе нравится? - Бьянка с таким восхищением смотрит на Юлю. Она для нее авторитет и пример для подражания. 

- Да. Очень красиво, подаришь?

- Бери. Мне не жалко, - у Бьянки очень милая и добрая улыбка. Она такая миленькая маленькая и жизнерадостная девочка, смотря на нее невозможно не улыбаться. 

- А мы тоже пятерки получили, - две рыжие девочки показали Юле свои работы.

- Это ваша мама, - сказала Юля разглядывая первый рисунок, - А это ваша младшая сестричка, какая милашка! - сказала Юля, улыбнувшись, - Красивые рисунки, вы большие умнички! Ну раз нас тут много, то давайте уже начнем украшать зал и елку. 

- Что вы купили? - спросила Ника. Карлос улыбнулся и состороил глазки как у маленького ребенка. Он достал из пакета красную...тряпочку? А нет, это шапка, новогодняя шапка с белым помпоном на конце. Карлос подбежал к Нике и надел ей шапку на голову. Он правда выглядит как ребенок, такой счастливый. Он обнял Нику и вернулся за другой шапкой, надел ее Нэту, потом Юле, потом Бьянке, ее подругам и всем всем всем, обнимая каждого. 

- Спасибо Карлос, - сказала Юля, а после подошла к пакетам, - Мы взяли гирлянды, игрушки для елки, - она вытаскивала коробочки, - Еще игрушки для елки, и еще игрушки для елки, и снова игрушки для елки, мишура, украшения на шторы, окна, стены, чо еще этим можно украсить? 

- Ну вы поняли, мы скупили весь магазин! - сказал Карлос.

- Да, а еще вот! - Юля достала тортик, соки, пироженки, печеньки, - И мы закажем пиццу за 15 минут до того, как закончим украшать зал. Я же говорила, что мы будем праздновать, - все полезли в сумки, чтобы...наверное отдать деньги, Юля говорила, что они должны будут все скидываться, - Эй! Не надо денег, я купила это сама, потому что мне просто некуда тратить миллион на своей карте, - миллион? Джек на столько щедрый, что дал ей карту с миллионом? А Изабелле приходилось просить деньги после замужества каждый раз перед походом в магазин, - Итак, начнем. Дети, вы тоже участвуете, я не дам вам бездельничать в моем зале.

- Он общий! - сказала Ника.

- Нет, он мой. Меня оставили за старшую, так что вы теперь мои рабы! - а после злобный смешок. 

- Такие знакомые слова, - сказала Карина. смотря на меня.

- В смысле? - спросила я.

- В прямом, - сказал Алекс, - Ты у нас очень любишь командовать. 

- Да. И если вспомнишь, то тебя иногда называли местным диктатором, - сказала Карина. 

- Я такого не помню, - нет, я помню. Мне правда всегда нравилось командовать, но ведь я никогда не делала что-то плохое, я просто указывала...как правильнее. Без меня никто ничего не мог сделать. 

Во время украшения кабинета дети включили музыку и начали петь. Я всегда хотела услышать как моя дочь поет вживую. Хотела видеть как она танцует, как она смеется, улыбается. Наконец это случилось, я всегда добивалась того, чего хотела. 

Юлю попросили сесть за рояль и сыграть что-нибудь. Пальцы моей дочери нежно коснулись клавиш, мелодия спокойная, приятная, красивая. Как я давно не слышала живую музыку. Но как только Юля произносит первые строки песни у меня внутри все сжимается. Алекс сразу взял меня за руку. Это стихи моего отца. Он подарил мне их перед смертью, на мой день рождения. Я пришла с академии тогда, была во втором классе, мы пока еще не так хорошо общались с Изабеллой и Кариной, но вот с Эйрихом уже ненавидели друг друга. Мама вышла из комнаты отца с доктором, они меня не заметили, и доктор сказал, что его уже не спасти, что ночью, если не раньше, он умрет. Я помню, как не смотря на свое ужасное состояние, отец умудрился поднять меня лежа на кровати и посадить рядом. Он дрожащей рукой протянул мне сложенный лист бумаги, а потом извинился за то, что не смог купить мне куклу, которую я так хотела, а еще попросил прощение за то, что никогда не сможет ее купить. Извинялся за то, что не сможет больше будить меня по утрам, целовать перед тем, как отправить в академию, что больше не приготовит мне свой фирменный пирог с грушами и никогда не прочитает мою любимую сказку на ночь. Он просил прощения за все, а я лежала на его груди и рыдала. Мне не хотелось его отпускать, мама хотела меня забрать, отвести в комнату, но я так и не ушла. Отец умер со мной на руках. Я помню как прислонилась ухом к его груди и считала удары сердца, которые становились все медленнее и медленнее, а когда после 2349 удара я не услышала 2350 то закричала. Очень громко, так чтобы слышали все, чтобы...Я не ходила в академию неделю. После которой не плакала много лет, до того дня в библиотеке, когда через такое количество времени мой день рождения снова праздновался. 



Alis Kem

Отредактировано: 10.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться