Дракон

Глава 2

А я не хочу, не хочу по расчету,

А я по любви, по любви хочу.

Свободу, свободу, мне дайте свободу,

Я птицею ввысь улечу.

Из м/ф "Летучий корабль"

 

Вы считаете, что попасть в параллельный мир это интересно? Нет, могу вас заверить в том, что это ужасно скучно! Ну, почему все эти аборигены бегают вокруг меня как ужаленные за одно место и называют то «посланницей Божьей», то «ангелом, упавшим с небес»?! Да, я свалилась в кем-то заботливо открытый колодезный люк в Москве и упала прямо посреди главной церковной площади этого ненормального мира, каким-то чудом не получив ни единой царапинки, но это еще не повод давать мне такие нелепые прозвища! Ну и что, что в это время в церкви подходила к концу служба, во время которой прихожане во главе с главным священнослужителем города просили подать знак свыше?! Еле удалось убедить местных прихожан в том, что у меня нет на земле никакой высшей миссии, я никогда лично не встречалась с самим Господом-Богом, и крыльев за спиной у меня нет. И не вырастут! Зато, под шумок, меня припрятал к себе какой-то местный барончик (в его-то сено я тогда и свалилась!), у которого я живу вот уже месяц. Сама удивляюсь, как не сошла с ума в тот момент, когда очутилась в этом средневековье со своими суровыми нравами и обычаями. До сих пор искренне хочу надеяться, что никакого средневековья нет, параллельных миров не существует, а мне просто снится до ужаса красочный и реалистичный сон. Но даже по прошествии месяца мой бред не спешил покидать меня, да и окружающее все меньше и меньше походило на сон…

Что касается приютившего меня барона – судя по тому, как этот старый развратник поглядывал на меня (пока рядом не было жены), я могла с полной уверенностью сказать, что он был бы не прочь, чтобы его жена в скором времени отправилась на тот свет, а я заняла ее место «подле благородного спасителя не менее благородной невинной девицы». Вот только его мечтам не суждено было сбыться. На тот свет его жена, обладающая крепким здоровьем и отнюдь не кротким нравом, пока что не торопилась отбывать. Да и, как я поняла, за время, проведенное в этом благородном доме (старый разваливающийся сарай, а не благородный дом!), главой семьи здесь была именно супруга «благородного спасителя не менее благородной невинной девицы», которая и шагу своему благоверному не давала ступить самостоятельно. Кстати, как оказалось, идея сделать меня приемной дочерью «благородной баронской четы» принадлежала именно ей. Она же пустила слухи и о моем падении с небес, и о неземной красоте (ну, это, на мой взгляд, сильно преувеличено), и о невинности (с чего они это взяли не имею ни малейшего понятия, но благо хоть проверять не полезли!), и о кротком нраве (ага, держи карман шире – по местным меркам я настоящая фурия!). После описания всех моих многочисленных достоинств она не забывала открытым текстом намекнуть окружающим на то, что такого прекрасному созданию как я не пристало прозябать в одиночестве, а потому мне жизненно необходимо как можно скорее найти себе достойного мужа. Иными словами, уважаемая баронесса Мадлен Рейнор собиралась удачно спихнуть такое сокровище как я замуж, тем самым неплохо подправив свое собственное финансовое состояние и репутацию. Последняя, к слову, значительно возросла с тех пор, как именно в их телегу с сеном угодила «Божья посланница». Супружеская чета Рейнор даже была представлена ко двору его величества и с тех пор пользовалась широкой популярностью в свете – отныне их неизменно приглашали на все светские рауты, дабы получить возможность услышать невероятную историю моего появления из первых уст.

Мне же оставалось только тихо помалкивать и сопеть в тряпочку – деваться мне было попросту некуда. Почему? Да начать хотя бы с того, что они все здесь говорят на английском, который я знаю только по укороченной школьной программе «Здравствуйте – меня зовут Света – я из России – как дела? – до свидания». Что вряд ли мне сильно поможет в общении с местными аборигенами. А еще я совершенно ничего не знаю об этом мире – ни законов, ни обычаев, ни правил поведения, за нарушение которых меня могли бы уже сжечь на костре как ведьму, отрубить не в меру болтливый язык, выпороть у всех на виду или просто посадить в темницу. Ко всему прочему, оказалось, что здесь я не умею толком читать и писать (алфавит не совсем латинский – ровно тридцать букв, отдаленно напоминающих смесь греческого, латинского и кириллицы). Да я даже название этого дурацкого города постоянно забываю! А о побеге я и помыслить боюсь – оказавшись одна, я, скорее всего, сразу же попаду к кому-нибудь в рабство или на невольничий рынок, о «прелестях» которого я уже была достаточно наслышана. Оказалось, что у меня очень редкая для этих мест внешность – в этом мире ни у кого нет карамельно-каштановых волос (все их упорно называли золотыми, хотя на всю голову у меня всего несколько золотых прядок) и золотисто-карих глаз (и нет в них золотых искорок, как у ангелов!). Да я вообще считала свой цвет волос темным и мечтала перекраситься в блондинку! У всех людей здесь либо волосы цвета соломы (реже рыжие) и голубые (серые, зеленые – нужное подчеркнуть) глаза, либо черные волосы и черные глаза. А еще здесь у всех, кого я видела, были лица вытянутой формы с высокими лбами, длинными подбородками и острыми, словно вороний клюв, носами. Наверное, именно поэтому мое чуть лицо в форме сердечка казалось им чем-то неземным и божественно красивым. И была еще одна немаловажная причина, по которой было бы неразумно уходить из этого дома – ко мне здесь относились с уважением, считали благородной дамой и потакали всем моим капризам. Согласитесь это намного лучше, чем шататься одной по незнакомым грязным улицам (помои здесь выливают из окон прямо на улицу, как в средневековой Англии), да еще и без гроша в кармане. А в доме пожилой баронской четы мне не приходилось делать ровным счетом ничего – только соблюдать элементарные правила хорошего тона (хотя, надо признать, что за этим никто не следил и воспитанием моим не занимался), следовать четкому распорядку дня (ага-ага, шестиразовое питание, примерка нарядов и придумывание на моей голове новых причесок, а также развлечение меня любимой всеми доступными здесь примитивными способами) и позировать для художников. А еще мне выделили собственную служанку, с которой мы быстро нашли общий язык (в прямом смысле слова – она подтягивала мои знания местного языка) и даже подружились. Словом, я решила пожить пока здесь, освоиться в этом мире, а уж потом решать, что же мне делать дальше. Ну, а пока я чувствовала себя так, словно в сказку попала. Осталось только принца на белом коне найти…



Наталья Волкова

Отредактировано: 31.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться