Дракон

Глава 22

She ran to the door now impossible for her to pass.

Night as a guard on the other side of time.

She said: "It will pass after all. It must end".

She said: "I will return transformed with the power of places".

Time crumbled into grains of send.[1]

UnSun

 

Я стояла на пороге покоев Лорента чуть живая из-за терзавших меня сомнений, страха и холода. Замужняя женщина на пороге спальни брата своего мужа, в таком виде! Я готова была умереть от стыда!.. и от предвкушения прикосновений Лорента...

Пеньюар, в который я была одета, не давал ни капли тепла, а под теплый шерстяной плащ все равно проникал холод – сквозняки холодной осенней ночи вовсю гуляли по дворцу, который все еще не начали отапливать. Прошло уже минут десять, как я подошла к той самой двери, за которой я еще ни разу не бывала – покоям Лорента. По пути сюда мне навстречу попалось несколько слуг – все они предлагали мне свою помощь и, выказывали свое уважение, тем самым заставляя меня лишний раз нервничать. Все же, здесь было принято ходить в платьях с юбками до пола, а я сверкала перед слугами голыми ногами, торчащими из-под плаща, что несколько смущало меня. И браслет-цепочка на щиколотке, который я сначала не смогла, а потом и не захотела снимать, предательски ловил отблески света, привлекая внимание окружающих. Один раз я даже зацепилась полой плаща за какой-то выступ на скамейке, стоящей в коридоре, и чуть было не лишилась этого элемента одежды на глазах у пожилого дворецкого…

В который раз, переминаясь с ноги на ногу, я занесла руку, согнутую в кулаке, для того, чтобы постучать в дверь. Я так и замерла перед дверью комнаты Лорента, закусив нижнюю губу и закрыв глаза. И тут я отчетливо поняла, что если не сделаю этого прямо сейчас, то уже никогда не решусь прийти к нему в таком виде. Ну, или окоченею здесь от холода – ног, обутых в босоножки, я уже практически не чувствовала, все же на пороге стояла зима. И я постучала. За дверью не раздалось ни звука. Я постучала громче. Снова ничего. Я со всей силы заколотила кулаком по двери, подумав, что он либо куда-то ушел (ага, весь больной, перебинтованный и поперся куда-то посреди ночи!) либо просто крепко спит. Когда я уже собиралась уходить, за дверью послышалось какое-то шевеление.

- Ну, и кому там не спится?! – раздался его грозный крик, который здесь, в коридоре, казался приглушенным голосом.

Я вернулась к двери и постучала – на этот раз тихо, только чтобы он услышал и подошел ближе к двери – орать о своем визите на весь коридор мне не хотелось – и так уже скоро на мой стук половина дворца сюда сбежится, чтобы уличить повелительницу в супружеской измене.

- Кто там? – повторил Лорент, но уже спокойнее и ближе.

- Это я, Лана, – почти прошептала я, закрыв глаза и уткнувшись лбом в его дверь – я боялась, что он меня не впустит, – Лорент, открой мне, пожалуйста…

С той стороны двери послышался звук отодвигаемой щеколды и через мгновение передо мной предстал взъерошенный заспанный Лорент. У него были перебинтованы обе руки – на одной фиксирующая повязка, на другой, почти здоровой, простой бинт; бинты покрывали грудь и большую часть обнаженного торса, так же я знала, что пострадали и ноги – но уже не так сильно. Именно поэтому сейчас он напомнил мне ожившую мумию. Я стояла и молча смотрела себе под ноги, не решаясь поднять на него глаза. Он первым нарушил наше затянувшееся молчание:

- Доброй ночи, ваше величество. Что вы делаете здесь одна, да ещё и посреди ночи? – строго поинтересовался он, сцеживая в кулак зевок.

- Ну, э-э… как бы это сказать… – начала мямлить я, но тут за моей спиной послышались чьи-то шаги и, чтобы меня не увидели здесь в столь поздний час, Лорент запихнул меня в свою комнату и прикрыл дверь.

- Простите, миледи, что вы сказали? – снова задал он вопрос.

Молчать или мямлить было уже нельзя, поэтому я, взявшись за края плаща (того самого, который когда-то дал мне Лорент), выпалила все как есть:

- Во-первых, не называй меня миледи и повелительницей! Меня тошнит от этих титулов. А во-вторых, я здесь, потому что решила последовать совету, который когда-то дал мне мой друг...

Как только я это сказала, плащ отрепетированным движением упал мне под ноги, представив меня Лоренту во всей моей практически нагой красе. Я ожидала от него любой реакции – заинтересованности, злости, смущения, даже веселья – чего угодно, но только не этого! Он по-прежнему стоял и смотрел на меня своим уставшим сонным взглядом, стараясь не опускать глаза ниже моего лица. В его взгляде читался немой укор. Он молчал, не произнося ни слова, ни звука. Я уже не знала, что мне делать, на глазах выступили слезы, я готова была подхватить плащ и бежать отсюда, но Лорент вдруг страдальчески закатил глаза, наклонил голову набок и спросил:

- Зачем? – он был так несчастен в этот момент, что я совершенно не понимала, куда он клонит. – Решила поиздеваться надо мной? Или это месть за все мои шутки, да?

- Я н-не понимаю о ч-чем ты… – дрожащим голосом ответила я, оглядывая свой пеньюар и не находя в нем изъянов. – Я опять что-то не то с-сделала?

- Под «что-то ещё» измену Крайстиану мы рассматриваем?



Наталья Волкова

Отредактировано: 31.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться