Дракон

Эпилог

Есть всего три слова и они просты,
Но в них каждый смысл может видеть свой.
Я люблю тебя не за то, кто ты. -
Я люблю тебя за то, кто я с тобой!

Louna

 

Канун Нового года. Михаил сидел в своей пустой квартире, из которой, спустя столько времени, наконец-то нашел в себе силы выкинуть все до единой вещи Ланы. А в вещах ее… этого… обнаружилось с десяток крупных драгоценных камней, каждый из которых стоил маленькое состояние. Квартиру ее он тоже продал. И теперь на его счету в банке лежала приятная сумма, с которой, впрочем, мужчина совершенно не представлял что делать. Заметно выросший и заматеревший черный кот доверчиво мурчал и тыкался мокрым носом ему в ладонь. Михаил пил виски со льдом и думал о том, что ему катастрофически не везет с женщинами…

Тишину квартиры прорезал резкий и нервный звонок в дверь. Казалось, если он не откроет в течение нескольких секунд, нежданный гость уйдет. И он подскочил с дивана и бросился к двери, не глядя открыл и замер на пороге. Там стояла она. Его первая жена. А из-за ее спины выглядывал его сын.

- Прости меня… - сказала она, глотая слезы. – Нам больше некуда идти…

И он вдруг понял – простит. Простит, впустит – в свою квартиру, в свою жизнь, в свое сердце…

 

***

Я ужасно волновалась. Наверное, как никогда в жизни. Это было страшнее, чем оказаться лицом к лицу со стаей поднебесных! Пока миледи Габриэль лично вплетала в мои короткие черные волосы серебряные ленты, я нетерпеливо теребила в руках маленький букетик из белых орхидей. За то время, пока меня не было, садовники Крайстина позаботились о моей теплице – помня мои советы по уходу за орхидеями, они очень быстро смогли расплодить эти цветы. Лорент, Крайстиан и Габриэль посчитали что мне, как доставившей противоядие со время нападения поднебесных и первой вырастившей орхидеи в Драгонии подойдет именно такой букет. Миледи Габриэль порядком намучилась с моими непослушными волосами, но осталась довольна получившейся прической. Лорент был прав – не такая уж она и стерва…

Когда мы с Лорентом наконец-то выбрались из его спальни, у нас с Габриэль состоялся разговор по душам. Оказалось, что еще до заключения договора с Лориэном они с Крисом были помолвлены. Крису нужен был союз с ее отцом, а Габриэль была влюблена в молодого повелителя. Но, из-за договора о поставке противоядия, Крису пришлось разорвать помолвку. Тогда отец Габриэль желающий любой ценой сделать из дочери повелительницу, заставил бедняжку влюбить в себя Лорента, после чего хотел свергнуть Криса и посадить дочь с мужем на трон. «В помощь» он приставил к Габриэль двух неотлучных подружек, от которых саму девушку откровенно говоря тошнило. И ей приходилось разыгрывать перед ними спектакль, уверяя, что делает все возможное, чтобы завоевать Лорента. На самом же деле, все ее мысли занимал только Крис. Когда все подумали, что я разбилась, они с Крисом выдержали необходимую паузу и поженились. Так Крису удалось получить в жены небезразличную ему женщину и избежать переворота. Знать спокойнее восприняла на месте повелительницы дочь генерала из знатного сословия, подданным Габриэль тоже приглянулась. Да и генерал наконец-то получил то, чего так страстно желал, после чего удалился на покой. Посол Лориэна передал своему государю весть о том, что божья посланница исполнила свою миссию на грешной земле и воспарила на небеса. Король был несколько опечален этим известием, но еще больше тем, что драконы научились самостоятельно выращивать орхидеи – об этом ему так же написал посол, намекнув между строк, что повелитель Драгонии готов простить Лориэну его ложь в обмен на сотню-другую саженцев…

Когда Габриэль пришла ко мне для разговора, на нее было жалко смотреть – ни капли не осталось от той высокомерной выскочки! Оказывается, в истории Драгонии уже были прецеденты с «восставшими из мертвых» бывшими женами. В этом случае, первая жена могла потребовать своего ужа назад. И мне пришлось битый час убеждать Габриэль в том, что Лорента я люблю больше всего на свете и ни за что не применяю его ни на кого на свете! Даже на Криса. Даже на статус повелительницы! После моря слез, уймы объятий и сотни признаний мы с ней, кажется, стали подругами…

И вот сейчас, закончив укладывать мне волосы, Габриэль дополнила мой белый кожаный «скалолазный» костюм пышной белой юбкой из прозрачной невесомой ткани.

- Может, не надо?.. – в который раз проныла я. – Ну, что от этого изменится?..

- Лана! Сколько можно?! – строго сказала Габриэль, расправляя складки. – Ты любишь его?

- Да… - сказала я, опуская взгляд на истерзанный букет орхидей в своих руках. – Но живут же как-то люди в гражданском браке… зачем так спешить?..

- У нас нет гражданских браков. Или ты хочешь быть просто его любовницей? Чтобы вокруг него продолжали толпами виться женщины? Ты ведь знаешь, что с тех пор как он стал героем грозовых ворот, ему прохода не дают?..

- Нет, не хочу… - вздохнула я. – Но можно хотя бы сократить церемонию?..

- Что тебя так пугает? – спросила Габриэль, заглядывая в мои глаза.

- Я слова забыла… - совсем тихо прошептала я.

В ответ повелительница лишь рассмеялась. Громко, до слез. Вот так, вместе со смеющейся повелительницей, ее недоумевающим мужем и растрепанным букетом орхидей в руках, я неуверенной походкой вышла на просторный балкон, украшенный розами с синим отливом и серебряными лентами. Я усмехнулась, глядя как один из гостей с опаской косясь на цветы, протискивался сквозь толпу подальше от них. Здесь были все, кто за время моего пребывания в этом мире успели стать моими друзьями – за спиной остались Крис и Габриэль, в толпе стояли Лейлан, Данте, Сайрус с супругой, Денс – врач из моего мира, которого я привезла из Лориэна… А у самого края балкона, в центре, меня ждал он – зануда и циник, который так часто измывался надо мной, несносный тип, из-за которого я пролила столько слез! – мужчина моей мечты. Лорент. Он был одет в роскошный черный костюм с серебряным узором. И мое сердце замерло в сладком предвкушении, а люди вокруг перестали существовать. Ноги сами несли меня к нему, казалось, что я парю над полом! Я взяла его за обе руки, а губы зудели от желания коснуться его губ. Крис сзади тихонько кашлянул, намекая, что еще не время, но все равно продолжала цепляться за Лорента, а он сам боялся отпустить меня. Забытые слова сами собой срывались с моих губ – не помню даже, что именно говорила! После взаимных клятв – в верности, уважении, почтении, любви – Лорент  улыбкой одел мне на палец кольцо. Я же, прикладывая неимоверные усилия, чтобы мои пальцы перестали дрожать, поднесла руку с кольцо к его пальцу, боясь уронить золотой ободок, но меня била дрожь. Лорент взял меня за вторую руку и дрожь прошла. Тогда я уверенно окольцевала своего дракона и он притянул меня к себе для поцелуя, который своей глубиной и длительностью явно перешел все рамки приличий. Спустя пару мгновений, передо мной стоял черный дракон с серебряным узором на виске. Я не глядя бросила букет в толпу и, не оглядываясь забралась на спину своего возлюбленного.



Наталья Волкова

Отредактировано: 31.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться