Дракон, дремлющий в озере

Размер шрифта: - +

1

Удушающая жара лишала жизнь смысла, и даже сильный ветер не приносил облегчения. Мужчина, стоящий крайним в третьем ряду, в очередной раз с жалостью посмотрел на своих детей. Его тело ныло от побоев, нанесенных по приказу хозяйки, запекшаяся кровь на спине приклеила одежду к ране, горячий воздух обдувал его загорелое лицо, на лбу мужчины выступили крупные капли пота. Но он не думал о себе. Даже несмотря на преступление, которое он совершил, он мог продолжать жить жизнью раба или животного, лишь бы его дети получили шанс изменить свою судьбу. Однако сейчас будущее семьи казалась ему туманным. Сегодня всех ноби, которые стояли на площадке перед главным домов, собирались продать.

Когда очередь дошла до мужчины в третьем ряду, он опустил взгляд к земле и попытался выпрямить ноющую от боли спину. Будь он один, то можно было бы ничего не бояться. Но рядом стояли двое сыновей, третьего старший из них держал на руках.

Первым, что мужчина увидел, была пола одеяния дворянина, который разглядывал его в упор. Но что-то в этом куске материи было не так. Повинуясь скорее инстинкту, чем уму, мужчина поднял голову. И тут же об этом пожалел. Такая порывистость была ему не свойственна. Однако покупатель уже заметил его взгляд, и было поздно вновь опускать его вниз. Раб стал рассматривать человека перед ним.

Мужчина не сразу понял, что не так с одеянием дворянина, но когда осознал, открыл от изумления рот. Несколько месяцев назад до их города, Синси, дошла столичная мода и все горожане стали немедленно носить ханьфу. Одержимость этим видом одежды временами доходила до помешательства. Даже некоторых своих слуг дворяне заставляли носить ханьфу. Однако юноша, рассматривающий раба, был одет в ханбок. Казалась, всепроникающая длань моды его не коснулась.

Когда мужчина понял, что стоящему перед ним дворянину едва ли исполнилось шестнадцать, он потерял к нему интерес и отвел взгляд. Возможно, покупатель был в Синси проездом и просто еще не успел сменить ханбок на ханьфу. Если так, то все вполне объяснимо. К тому же раб сразу понял, что этот человек не купит его семью. Молодые господа предпочитают таких же юных слуг, как и они сами, зачастую девушек. Кто посмотрит на старика, которому скоро исполнится пятьдесят, да еще и с целым выводком детей? Мужчина посмотрел на солнце и приготовился ждать дальше.

Молодому господину же были неведомы мысли раба. Потому он спросил:

-Как тебя зовут?

Голос молодого господина был тихим и прохладным. В каждом сказанном слове сквозила скрытая сила. Мужчина посмотрел на него затуманенным от боли взглядом и ответил:

-Каня.

-Что за дурацкое имя? Тот, кто дал его тебе, был слабоумным?

Хозяйка, стоящая за левым плечом дворянина, растерянно закашляла. А ее раб открыл от удивления рот и уже более осмысленно воззрился на юношу в ханбоке. Раньше все, кто впервые слышал его нелепое имя, смеялись над мужчиной, но никто еще не додумался таким странным образом оскорбить его хозяина.

-Мне оно не нравится. Как насчет того, чтобы я называл тебя Хьюн? Что скажешь?

Новый хозяин спрашивал его мнения. Мужчина на минуту засомневался, не сошел ли он с ума от пыток и солнцепека. Молчание затягивалось. Наконец, собрав волю в кулак, раб поклонился и произнес:

-Мне нравится, господин.



Сонная Сказочница

Отредактировано: 04.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться