Дракон в моем утреннем кофе

Глава 2

Глава 2

Фея и черный рынок

 

Заснуть мне удалось с большим трудом. Весь вечер я ела хлеб, отламывая по маленькому кусочку, помещавшемуся в руку, и следила за детьми, как и они следили за мной. Им я казалась диковинной зверушкой. Если честно, я уже сама себе таковой стала казаться. К клетке приделали фляжку, и через неё в блюдце капал отвар. Как я позже поняла — успокоительный. Именно поэтому мои движения были заторможенными, а эмоции напрочь отсутствовали. Единственный раз, когда я запаниковала, был из-за детей.

Стемнело. Через занавески падал тусклый свет новой луны. Дети вылезли из кроватей и начали о чем-то шушукаться. Им забраться сюда — лишь стол подвинуть! Поэтому я встала, оттряхнула крошки с платья и приблизилась к стене. Дети уже что-то придумали, пододвинули табурет, на который встал мальчик. Он собирался подсадить девочку на плечи. Ну нет! Так просто в детские руки я не сдамся!

— А-а-а! — закричала громко. Фальцетом.

Дети перепугались. Мальчик чуть не упал со стула, а из-за занавески, отгораживающей родительскую спальню, выбежал взлохмаченный Фолу. Дети тут же бросились врассыпную по кроватям. Я вновь села возле своей «поилки» и умылась, сбрасывая испуг, а хозяин, кинув на меня настороженный взгляд, вернулся к жене.

Было темно и одиноко. Быть может, и не было прошлой жизни, а я сама себе её навыдумывала? Тогда почему я не помню жизни здесь? Днем, пока было светло, я успела увидеть свое отражение в водной глади поилки — я все та же.

Конечно, сейчас черты моего лица были немного мультяшными — огромные голубые глаза, каштановые волосы, волнами ложащиеся на плечи, маленькие губки, вздернутый носик (хотя он у меня в человеческом обличье был таким) и широкий лоб. Но вот родинка над губой справа по-прежнему присутствовала. Это была все та же я, только щеки стали больше и кожа переливалась перламутром. Я бы даже сама не прочь поиграть с феей, только вот в данном случае фея — это я.

В окошко постучали. Сначала я приняла это за галлюцинацию, но потом подумала, что сегодня все галлюцинации оказываются явью, поэтому прислушалась. Жаль, голова слишком широкая, не пролезет между прутьями клетки! Но звук вновь повторился. Я легла и приникла к самому низу, тут же услышав знакомый голос:

— Лариэтта, ты там? — спросил дракоша.

Я нахмурилась. Вообще-то я не Лариэтта, а Маша! Но, кажется, дракоша обращался именно ко мне, а если он собирается меня спасти, то я могу побыть недолго Лариэттой и вообще кем угодно! Хотя все же интересно, не мог ли он принять меня за другого человека? Может, он изначально перепутал меня с кем-нибудь в той кофейне Парижа? Ах, вот все и сходится! У-у, чешуйчатый гад! Но разбираться с ним придется позже, пока он моя единственная доступная помощь.

— Тут, — прошептала я и кинула взгляд за занавески. — Ты меня спасешь?

— Ты в клетке?

— Да.

— Она переливается всеми цветами радуги?

— Да-а, — протянула я с неуверенностью, смотря, как за прутьями действительно видна некая пленка.

— Тогда не смогу, — разочарованно ответил дракоша. — У меня сил не хватит. На тебя сразу же повесили антимагический ошейник, а клетка, в которой ты сидишь, дополнительный замок. Тебя повезут на рынок. Вместе с подмогой я буду ждать тебя там!

— Спасибо, — прошептала я с надеждой.

Дракоша исчез, а я, улегшись на твердом дне клетки и используя в качестве подушки оставшийся хлеб, заснула.

Рано утром мы отправились в дорогу. Фолу поместил мою клетку в мешок, прицепил его к седлу коня и помчался на рынок. Я надеялась, что дорога будет быстрой и я не успею захотеть пить, так как теперь волшебной поилочки больше не было. Её забрали сразу, как я умылась.

Лучше бы меня несли так же в мешке, потому что сидеть в клетке, пока конь скачет по неровной дороге, — то еще удовольствие. Я уцепилась ногами и руками за прутья, но несколько раз все равно ударялась головой. Моим единственным желанием было поскорее добраться до рынка и уже «продаться».

Лошадь встала на дыбы, и я еле удержалась за прутья, повиснув на них руками, словно на турнике. Наконец клетка вернулась в изначальное положение, а вот ездок, судя по грохоту, упал на землю.

— Ах, Фолу, Фолу, ты никогда не умел держать язык за зубами и принимать верные решения, — услышала я голос Хэмиша, и поняла, что ездок на лошади меняется.

Меня охватил страх. Меня сейчас доставят прямиком к Темному властелину! Быть может, хотя бы покормят перед потрошением? Бр-р. Нет, умирать так быстро я не собиралась, надо что-нибудь придумать и улизнуть. Только вот при такой тряске совершенно не думается, лишь тошнота подступает к горлу. Хэмиш гнал намного быстрее Фолу, поэтому я всерьез стала опасаться за здоровье лошади. Хотя за свое здоровье я сейчас волновалась гораздо больше.

Ехали мы где-то час, пока Хэмиша не остановил патруль. Я не видела, но слышала, как к нему обращаются пограничники и спрашивают, что он везет с собой в Варафе́ро.

— Подарок его светлости, — откликнулся Хэмиш.

Но патрульные не удовлетворились его ответом и скинули мешок с клетки. Я поморщилась от яркого света и прикрылась руками. Два пограничника с удивлением глянули на меня, а потом перевели взгляд на Хэмиша.

— Я слышал, что ваш герцог любит фей, — попытался оправдаться Хэмиш.

— Можно сказать и так, — задумчиво произнесли они и переглянулись. — Мы изымаем у вас фею.

— Что?.. — растерянно спросил Хэмиш и воскликнул: — Не имеете права! Это моя собственность!

— Где же она ваша? — с усмешкой спросил один из пограничников и отвязал мою клетку от седла. — Вы задокументировали вашу охоту и итоговую добычу?



Наталья Мамлеева

Отредактировано: 05.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться