Дракон вам в помощь!

Размер шрифта: - +

Эпилог

Эпилог

После слов белобрысого повисло недоверчивое молчание.

— Да что вы говорите, тейир? — Кипевшее в графе раздражение и не думало утихать. — Зачем же вам принцесса тогда понадобилась? И книга ритуалов? И, кстати, не назовёте ли вы нам заодно своё благородное имя?

Пленный чародей умудрился церемонно поклониться, не смотря на то, что сидел на земле со связанными за спиной руками. Деррих полюбовался на сей акробатический этюд, и решил, что белобрысый не врёт насчёт дворянского происхождения — простой смертный такое при всём желании не повторит.

— Бигарус Сордан, к вашим услугам. А это тейир Шеррус, капитан стражи моего замка.

— Врёшь! — Подпрыгнул Сах. На лице его недоверие мешалось с воодушевлением. — Так звали автора «Изложения ритуалов», которое вы украли!

— Не украли, а вернули фамильную реликвию, — невозмутимо поправил новоявленный Бигарус-младший. — По закону, если в семье погибшего чародея остался наследник, владеющий магией, то записи и артефакты достаются ему, а он уже сам решает, что на общественные нужды пожертвовать. Но тогдашнее руководство академии воспользовалось тем, то сын магистра был в отъезде, когда пришло известие о гибели, и захапало всё, до чего успело дотянуться. Книгу в том числе. И насчёт имени я не вру — в нашем роду оно очень часто встречается.

— Допустим. С возвратом фамильной реликвии понятно. А причём тут Её Высочество? — Не унимался въедливый теоретик. Магия упрямо твердила, что белобрысый не врёт. Арвиус, самый опытный из присутствующих чародеев, тоже слушал откровения новоявленного наследника с удивлением, но без недоверия.

Пленники быстро переглянулись, и маг, решив что-то для себя, загадочно улыбнулся с трудом сдерживающей любопытство принцессе.

— С помощью Её Высочества я надеялся получить основную часть наследства. Как известно, королевская кровь может разрушать чары, для того я и осмелился потревожить принцессу. И, кстати, никакого вреда причинять не собирался. Если вы мне поможете, я смогу предложить весьма щедрый выкуп за сою свободу и свободу моего друга. — Заметив пренебрежительный фырк графа и недоверие на лице Уэлты, Бигарус искушающее прибавил. — Не деньгами, артефактами Лабораторий. Не делайте такое лицо, уважаемые. Я полагаю, вы слышали, что мой предок интересовался этой темой и ездил собирать сведения.

Сах заинтересованно кивнул.

— Мы в курсе, что он искал Объединённые Лаборатории. Собственно, так на Елье и вышли.

— Не их. — Поправил достойный потомок знаменитого авантюриста от магии. — Магистр считал, что запечатали развалины — и слава предкам, нечего вместилище непонятной опасности ковырять. А ездил он по окрестным городкам и сёлам, в которых за время существования Лабораторий осели всякие мелочи — вроде того артефакта, что вы у меня отняли — или фрагменты записей. Владельцы часто сами не понимали, какой редкостью обладают. Последняя экспедиция оказалась особенно «урожайной», но в тот год из-за зимнего голода и возросшей смертности в тивлайских предгорьях поднялась просто туча нежити. На обратном пути магистр и командир воинов, Жайт, решили сделать схрон, добраться до Черралиса налегке, а потом вернуться с большим отрядом и забрать добычу. Чтобы результат многомесячных поисков не присвоил кто-нибудь излишне удачливый, предок старательно и со знанием дела зачаровал хибару, в которой сделали склад, и со спокойной душой отправился дальше. Жаль, погиб черед несколько дней вместе с Жайтом и большей частью отряда во время очередного нападения нежити. Выжившие солдаты, добравшиеся до столицы, тряслись и рассказывали об ордах немёртвых, причём в последних версиях помимо банальных упырей фигурировали драколичи — каждый раз на одного больше — а в одном из вариантов присутствовал лично заглянувший в мир живых Киниар. Впрочем, умолчать о тайнике ума им хватило. Предъявили в качестве добычи те мелочи, что мэтр прятать не стал, выждали год и вернулись к хижине вместе с обиженным на академию и королевское правосудие сыном мэтра. К сожалению, против отца тот оказался слабоват, и защиту сковырнуть так и не сумел. Потом несколько поколений в нашем роду волшебников вообще не рождалось, за это время история перешла в разряд семейных легенд, а сейчас у нас проблемы с деньгами образовались — фамильный замок заложен, а выплачивать долг нечем, вот я и решил рискнуть. Кровь Её Высочества разрушит чары, а книга, написанная лично создателем заклятья, и долго находившаяся при нём, в сочетании с моей кровью даст сродство, которое не позволит сработать той части заклинания, которая в ответ на взлом уничтожает защищаемые объекты. Предлагаю разделить добычу по интересам — вам все магические предметы и записи, нам — деньги, если они там найдутся, и свобода. Как вам такой вариант?

Деррих не уловил момент, когда напевно-былинный тон рассказчика превратился в деловой. Это не помешало ему заметить факт, ловко обойдённый в повествовании.

— Содержимое тайника в любом случае не твоё, а государственное, потому что экспедиция была отправлена на деньги короля.

— И по академическому заказу. Вот я часть того, что причитается академии, и прошу. В качестве компенсации ею незаконно присвоенного. На то, что должно отойти королю, покушаться не собираюсь. — Поймав многообещающий взгляд графа, пленник поспешил прибавить. — Кстати, без моего добровольного содействия ничего не получится. Я последний наследник мэтра, а для благополучного извлечения добычи нужен кто-то, в ком течёт кровь создателя заклинания, причём не находящийся под воздействием магии.

Уэлта, уже испытавшая сегодня одно разочарование, не торопилась нарываться на второе.

— Думаете, через столько лет там что-нибудь сохранилось?



Алла Матвеева

Отредактировано: 11.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться