Драконье проклятье

Font size: - +

Эпилог

Спустя пять лет.

Солнце этим летом начало припекать с первых дней июня и вот уже две недели выжигало поля и пастбища, грозя оставить несчастных жителей Каранна без урожая.

Водолечебница "Лазурное озеро" уже была переполнена аристократами со всего Архипелага, но все равно казалась вымершей до вечерней трапезы. В этом сезоне была в моде благородная бледность, поэтому все дамы прятались в полуденный час в музыкальной гостиной, а господа развлекали себя в казино и бильярдной.

В холле главного здания, как и всегда, царил полумрак и тишина, нарушаемая только тиканьем часов. За стойкой дремала неизменная Луина. Грохот открываемой двери веранды вырвал ее из сладких грез. Вздрогнув, она вскочила, старательно делая вид, что и глаз не сомкнула.

Через мгновение в холл ворвался высокий брюнет с женщиной на руках. В ярко синих глазах плескалась паника. Молодая женщина держалась за огромный живот и стонала. Луина тотчас узнала в нем герцога Крадара, второго советника короля и зятя ее хозяев.

- Зовите доктора Раония! Маоли рожает! - выкрикнул он, и его слова подтвердил душераздирающий крик герцогини.

Луина зазвонила в тревожный колокол, а герцог промчался мимо нее в приемную палату,

На крик из разных концов дома в холл сбежался народ, желая из первых рук узнать о том, что случилось, но от Луины ни чего не добились. Она поймала за шкирку Павуки, сына одной из горничных, который бегал в водолечебнице на посылках.

- Беги в замок, сообщи госпоже Одетте, что прибыл герцог с Маоли и у нее начались роды.

Мальчишка кивнул и сорвался выполнять поручение.

***

Доктор Раоний в своем кабинете пил полуденный чай и наслаждался минутами отдыха и тишины.

За последние пять лет, с тех пор, как у него в лечебнице успешно прошли курс лечения и восстановления бывший адмирал караннского флота и королевская семья Кранирона, «Лазурное озеро» стало неимоверно популярным местом среди аристократов всего Архипелага. Даже пришлось построить еще две гостиницы и дополнительные лечебные павильоны, чтобы вместить всех желающих пройти лечение или отдохнуть.

Теперь водолечебница принимала пациентов почти круглый год. На озере построили павильон прямо на воде, в котором даже зимой вода не замерзала.

Лучшие целители страны стремились получить место помощника у доктора Раония. Помощников была уже дюжина, но основную массу пациентов все равно принимал он сам.

Время полуденного чая доктор ценил особенно, потому что с одиннадцати до четырнадцати часов начинался самый пик посещений, когда избалованные и мнительные аристократки высыпались и спешили к нему пожаловаться на свои «недомогания». В этот перерыв он пил укрепляющий отвар и восстанавливал потраченные силы.

Взяв двумя пальцами заварное пирожное с воздушным сливочным кремом, доктор с предвкушением облизнулся и поднес его ко рту. В этот момент раздался звук тревожного колокола и доктор вздрогнул. Выругавшись от досады, он с сожалением положил пирожное обратно и направился в приемную.

В коридоре он столкнулся с герцогом, несущим на руках свою беременную жену. Сразу оценив серьезность ситуации, он открыл двери в палату и показал, как и куда положить Маоли. Следом за ними ворвались сестры, и он начал давать указания:, что принести и что делать с роженицей. Будущего отца выставили за дверь, несмотря на его сопротивление, вертикальные зрачки, дым из носа и драконьи рыки.

Маоли впервые должна была рожать, поэтому не мудрено, что дракон сходил с ума от беспокойства за свою пару. Но помочь сейчас он ничем не мог, а своим поведением бы только пугал и без того взволнованнуюжену и мешался целителям.

***

Маркинар нервно мерил шагами коридор и прислушивался к крикам жены, от которых у него кровь в жилах стыла и хотелось кого-то убить. Но убивать было некого, ведь единственный, кто был виноват в том, что ей сейчас так больно, был он сам. И за это мужчина себя ненавидел.

- Марк, как она? – накинулась на него только что появившаяся баронесса Раоний, его теща.

- Я не знаю, но она так кричит. Это вообще нормально, когда женщина рожает? – Марк заключил женщину в объятия, цепляясь за нее, как за единственную поддержку.

В этот момент коридор снова огласил крик Маоли, от которого мужчина мученически поморщился и закусил верхнюю губу до крови.

- Я себе не прощу, если с ней что-то случится.

- Марк, не переживай, это нормально. Каждая женщина через это проходит и ничего. Я пережила это трижды. Причем в последний раз у меня родилась двойня, а это то еще испытание. И вот, посмотри на меня – я жива, здорова, и у меня подрастают очаровательные мальчуганы.

Женщина как могла, старалась успокоить Марка и отвлечь от переживаний за Маоли, хотя сама нервничала не меньше. Уговорить его покинуть пост не удалось – даже на обед идти отказался, как и есть не стал, когда обед принесли сюда.

Только вечером, в десять часов сорок три минуты раздался детский плач. Маркинар ворвался в палату, расталкивая сестер и остановился, ошеломленно глядя на маленького синюшного человечка, покрытого чем-то непонятным. Маоли, устало откинулась на подушку, ее темные волосы разметались и спутались, лицо было покрыто испариной. Когда доктор перерезал пуповину и приложил малыша к ее груди, она вымучено улыбнулась и перевела взгляд на Марка.

- Герцог, у вас сын, - сообщил доктор.

Мужчина опустился на колени рядом с кушеткой, протянул дрожащую руку к малышу, пытавшемуся поймать маленьким ротиком сосок.

- Сын… - посмотрел на жену, наклонился, чтоб ее поцеловать.

Маоли стерла большим пальцем слезу со щеки мужа, а он прижался к ней, захватил в плен и поцеловал ладонь.

***

Марк бережно держал на руках кружевной сверток и показывал его бабушке с дедушкой, которые прилетели в «Лазурное озеро» через два дня после появления малыша на свет. Маоли стояла рядом, держа мужа за локоть и светясь от счастья, гордо смотрела на своих мужчин.



Марина Трефилова

Edited: 20.11.2017

Add to Library


Complain