Драконий день

Глава 12

Вечером Айриэ доставили подарок. Принёс его, как сообщила Тайра, слуга в герцогской ливрее. Корзинка с отборными деликатесами из морепродуктов и красивый, аккуратный букет роз всё той же оранжевой масти. Обнаруженная в корзинке записка была от юного Фирниора и гласила: ʺС огромной благодарностью за увиденное сегодня чудоʺ. Там же имелась насмешливая приписка: ʺМэора, пожалуйста, не переживайте за розы, там ещё много осталось!" Айриэ посмеялась и деловито проверила морепродукты на наличие ядов и проклятий. Мало ли что.

Явившийся Тианор не преминул высказать что-то язвительное по поводу роз, но его бурчание пропало втуне. Айриэ как раз лакомилась присланными дарами и в щедрости своей снизошла до того, чтобы предложить угощение любовнику.

- Спасибо, что-то не хочется, - кисло отказался менестрель. – А ты разве любишь морепродукты?

- По-моему, со времени нашего знакомства ты меня об этом уже в третий раз спрашиваешь, – заметила магесса. Смешно, юный Фирниор, выходит, наблюдательнее, раз сразу запомнил её вкусы.

- Да? Как интересно, - невпопад ответил Тианор, явно думая о своём.

- Тин, почему Файханас тебя привлёк для этого фарса с уликами?

- Его и спрашивай, - мрачно посоветовал полуэльф. – А меня просто поставили в известность, не предоставив возможности отказаться. Кстати, его светлость как-то чересчур много знает об особенностях эльфийской магии – хотелось бы поинтересоваться, откуда?..

- Наверняка его прикормленный маг подсказал.

- Чтоб он в гномью Кошмарную шахту провалился!.. – от души пожелал обозлённый менестрель. – Айни, какое счастье, что ты появилась так вовремя! Волосы были Мирниаса, да?

- Разумеется. Его светлость подготовился. Ты бы это подтвердил, и герцог с полным на то основанием потащил бы беднягу в пыточную.

- Подтвердил бы, - уныло признал менестрель. – Что мне ещё оставалось?

Ну да, дело житейское. В конце концов, было бы странно, если бы Тианор стал рисковать из-за совершенно чужого ему Мирниаса. Существовала нешуточная возможность того, что разъярённый герцог приказал бы отправить в пыточную обоих, признав Тианора сообщником преступника.

Айриэннис только одно было непонятно: что же такого произошло, что Файханасы начали торопить события? Видит Равновесие, она честно старалась не совершать лишних телодвижений. И пока не узнала никаких страшных тайн, компрометирующих знатное семейство.

Герцог со своими близкими собирается отбыть в столицу девятого числа первого Осенника. Король и его двор обычно возвращается в Юнгир третьего или четвертого. Ну и к чему спешка? Мага собираются подослать раньше? Но ведь, в случае удачного покушения, Файханасы должны находиться поблизости и успеть занять трон так, чтобы не прослыть узурпаторами, но – спасителями королевства от смуты. До столицы добираться два дня, особенно со скарбом, чадами и домочадцами…

Допустим, ʺпреступникаʺ разоблачают, совсем-совсем нечаянно позволив тому умереть под пытками. Что потом? Герцог не может не понимать, что Айриэ это вряд ли удовлетворит. Она продолжит искать дальше. Или ему не это важно, а тоже необходимо для чего-то выиграть время? Чёрным магам дни равноденствия и солнцестояния не нужны, силу они тянут из боли и смерти жертв. Должен быть ещё какой-то неизвестный магессе фактор…

С другой стороны, если герцогу нужен жертвенный козлик прямо сейчас, Мирниаса взяли бы тихо, не устраивая показательного судилища и не привлекая посторонних, вроде того же Тианора. Вдобавок Рольнир Файханас не выглядел человеком, чьи планы серьёзно нарушены. Имелась всего лишь досада от неуместного вмешательства и наглой лжи магессы – лжи, уличить в которой Айриэ не представлялось возможным без того, чтобы не выдать самого себя. Оставалось сделать вывод, что фальшивый виновник герцогу всё-таки нужен, но острой необходимости в нём пока не имеется. Возможно, Файханасы подставят кого-то ещё, раз уж магесса так недвусмысленно взяла коллегу под свою защиту.

-Айнура, а что это сегодня было? – осторожно спросил менестрель. – Перед тем, как появился тот фантомный дракон. Красивая зверушка, кстати! У тебя был такой вид… как у древней воительницы, дикой и неистовой. И глаза вдруг засветились зелёным золотом.

- Тианор, я ведь мастер иллюзий, - коротко напомнила она, ничего не объясняя. Однако же сильно её сегодня зацепило, если даже глаза на миг приняли настоящий цвет… Корявое Равновесие, до чего же ей надоела эта ровная, прохладная бесстрастность! Безликость почти. Неудивительно, что она едва не утратила контроль над собственной сущностью, упрямо пытающейся сбросить опостылевшие маски.

И неудивительно также, что ей сегодня хотелось любви неистовой и бурной, а полуэльф отвечал на удивление вяло, без огонька, будто по обязанности даже, чем несколько её разочаровал. Но, поскольку магесса не планировала длить эту связь после отъезда из герцогства, высказывать какие-либо претензии смысла не было.

 

 

На следующий день Фирниор привёз дары лично, не доверив это дело слуге. Накануне Айриэ послала ему ʺписьмоносцаʺ с вежливой благодарностью. Надо полагать, сие юношу окрылило несказанно, раз привёз очередную корзину и букет сам.



Янтарина Танжеринова

Отредактировано: 26.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться