Драконовские сказки

Размер шрифта: - +

О зависти

Ждать пришлось не так уж долго. Охотник полагал, что эта ловушка наверняка полуживая, из тех, что дают своему владельцу знать, если кто-то попался: уж больно дорого выглядит золотая нить. В этом он не ошибся. Зато ошибся в главном. Лежа на ветке и наблюдая за метаниями Фелецы, он составил такой простой и хороший план! Всего-то делов — подождать, пока этот герой начнет прицеливаться, сбить с ног, а дальше по обстоятельствам. Можно оглушить, можно и голову оторвать, если будет плохо себя вести. И все бы у Охотника получилось, будьте уверены. Вот только хозяин ловушки пришел не один. По тропинке — той же, по которой пришел сам Охотник — шли две фигуры: одна крупная, мужская, и одна щуплая, будто бы подростковая, но явно девичья.

"Это он взялся какую-то девицу ремеслу обучать — или решил прогулку до ловушки совместить со свиданием? — изумился Охотник. — Тоже мне, нашел время и место!" Но что бы ни привело эту девицу в лес в такой компании, задачу она здорово усложняла. А что, если она головой вертеть начнет, пока ее спутник будет занят ловушкой? А если заметит? А если крик поднимет? Да и вообще, не хотелось бы причинять ей вред, она же, небось, ни при чем... пока Охотник пытался сообразить, что же теперь делать, внутренний голос взвыл "Своя!"

То есть как это "своя"? И почему он ее так сразу почуял? Впрочем, через мгновение он понял: это был не его внутренний голос, а кошки, жадно уставившейся на приближающуюся девушку. Хотя и его внутренний голос тоже что-то такое пытался сказать. Значит, она тоже оборотень? Интересные дела творятся в лесу этой ночью. Охотник и оборотень вместе идут проверять ловушку, а еще один оборотень, притом еще и охотник, сидит на дереве и гадает, чью сторону примет эта девица, если он нападет на ее спутника. Она, конечно, щуплая, но оборотень, а значит, недооценивать ее нельзя. Уж этому Фелеца его научила, и спасибо ей за науку.

Странная пара тем временем остановилась, мужчина посмотрел на подвывающую кошку на привязи и улыбнулся девушке:

— Ну, похоже, тебе не повезло, дорогая. Я-то думал, попадется детеныш, ты его мирно прирежешь и все. А эта, небось, драться будет. Как думаешь?

Девушка молчала, но от ее фигуры веяло такой безысходностью, что Охотнику и то стало не по себе.

— Ну, а теперь порадуй меня. Докажи, что я не зря возился с тобой все эти месяцы. Ты же знаешь, как я не люблю разочаровываться. Вот тебе нож, если перекинуться не пожелаешь. Думаю, учитывая ее привязанную лапу, ваши силы будут равны. Смотри не попорть ей шкуру, иначе я спущу шкуру с тебя, — мужчина довольно дружелюбно улыбнулся, но Охотнику почему-то показалось, что насчет шкуры он не шутил и не преувеличивал. Правда же спустит!

Если бы кто-нибудь спросил Охотника, что он чувствовал в тот момент, когда девушка с ножом медленно, нехотя двинулась к Фелеце, а сам он с растерянным мявом прыгнул с ветки вниз на мужчину, если бы кто-нибудь поинтересовался, что двигало им, когда он удачным ударом лапы вырубил его, как глупую дичь, он бы вряд ли признался, но сам от себя не смог бы скрыть: его взбесило, что кто-то превзошел его в мастерстве охоты, что смог свою добычу превратить в инструмент. Проще говоря, он просто завидовал. Но позже он обычно говорил, что ему стало жаль эту девушку-оборотня. И даже не врал при этом. Ему было жаль, что не он додумался ее приручить.



Анна Филатова

Отредактировано: 06.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться