Драконы. Перемирие

Размер шрифта: - +

Глава 31. Праздник равноденствия.

Утром отсыпались все. Когда я открыла глаза и посмотрела на часы, то не могла поверить своим глазам.

– Двенадцать часов!

Посмотрела, что Карен еще сладко посапывает, не сильно пихнула его в плечо.

– Спи, всю ночь гулять будем. Так что еще три часа сна тебе положено как минимум.

– Я есть хочу и пока не поем - не усну. И не уверена, что смогу уже спать.

Муж нехотя выпустил меня из кровати. Потом и сам встал, обнял меня, поцеловал в плечико.

– Может тебя вымотать?

– Нет. Я хочу есть!

Стала быстро одеваться. Одела свои новые штаны и футболку. На удивление, уже все были на кухне и мама накладывала кашу по тарелкам.

– Голод оказался сильнее? – спросил Агор.

– Да!

Пока ели, сказала родственникам:

– Пойду в бар, помогу там.

– Без тебя справятся, - буркнул Карен, – ты бы лучше дома побыла, отдохнула.

– Уже отдохнула.

– Карен, ты вообще-то тоже пойдешь сейчас в селение помогать с подготовкой праздника. Безопасность никто не отменял. А неожиданности со стороны леса нам не нужны.

 

Когда пошли в поселок, заметила, что все куда-то спешат, что-то носят.

– А где праздник будет проходить?

– В центре, там, где у нас общие собрания. В центре будут танцы, по бокам столы с угощениями. Сегодня все что-нибудь приносят.

Когда пришла в бар, узнала, что приехали несколько торговцев. Их разместили на втором этаже и сейчас они сидели в зале, обедали.

– Кира! Не думал, что ты придешь.

– Думала чем-то помочь.

– У меня совесть не позволяет тебя просить о помощи, даже магической.

– Почему? – удивилась я.

– Ты же устанешь. А я хочу, чтобы ты повеселилась, так что гуляй, мы сами с ребятами все вынесем. Альфред сегодня с семьей тоже отдыхает, как и ближайшие пару дней. По крайней мере, Альфред. Не знаешь, куда он собрался ехать?

– Нет, у него спросите. Можно мне тогда чай и шоколад?

– Да.

 

Пока пила чай, наблюдала за торговцами. За одним столом сидело трое мужчин. Судя по виду - отец и два сына. За другим был один мужчина. Ко мне подсел Анрок, предварительно поставив поднос с двумя чашками чая и шоколадкой.

– А чем они торгуют?

Правда, прежде чем спросить, выставила полог тишины, а то бы мой вопрос услышали и торговцы.

– Те, что втроем - посудой. Очень красивая, между прочим. Аня успела с ними пообщаться. Так вот, они сами ее делают, а потом ездят продают по селениям и большим городам. Тот, - Анрок кивнул в сторону одинокого мужчины средних лет, – приехал с девочкой лет 10-12 и парой охранников. Он тканью торгует, тоже будет что прикупить. Только он странный какой-то, или просто жадный. Их четверо, а он согласился максимум на две комнаты. Мы им в каждую еще по несколько мешков с сеном предложили, бесплатно, естественно. Только мне непонятно: он что, будет на сене спать, а ребенок на кровати? Или ребенок на сене?

– Может он и ребенок на кроватях, а охрана на сене?

– Не знаю. Но она точно не его дочь, это сразу в глаза бросается. И то, что они не похожи, и то, как малышка к нему обращается.

Было видно что Анрок, рассказывая о торговце, начинает злиться.

– Что вас так злит?

– Детей я слишком люблю. И мне не нравится его отношение к ребенку. Вон она, кстати, прибежала. И что это за странная штука у нее на шее на ошейник похожа?

Девочка подбежала к мужчине и робко спросила:

– Можно я погуляю ночью на празднике?

– Да, только не всю ночь. Завтра еще много работы.

Девочка, не скрывая улыбки, кивнула и убежала. А я задумалась: такая худая, бледная. Одета очень скромно - в простую футболку и брюки, все грязно-коричневого цвета. Но озорные огоньки в глазах горят.

– Я бы дала ей лет 10, не больше, слишком маленькая и худая. Хотя, если она из людей, то ей вполне может быть и больше. У нас в селении была одна девочка, пока была маленькой – выглядела, как она. А потом резко так все появилось! Сейчас это очень красивая, молодая девушка. Бабушка сказала, что это просто перерасти нужно: и худобу, и рост, - Анрок смотрел на меня с недоверием, а я усмехнулась и сказала – вообще-то я о Тане говорила. Она была таким же заморышем на пару с братом. Хотя их мать с отцом закармливали так, что дети просто истерики им устраивали. Сейчас они на заморышей совсем не похожи. А раньше люди думали, что их дома вообще не кормят. Просто мама у них очень стройная, я бы сказала, слишком миниатюрная была. Бабушка называла таких людей тонкокостными.

– Тогда бы нас она назвала толстокостными, - усмехнулся Анрок.

– Скорей ширококостные, так она говорила. Что у вас просто кость широкая, крепкая и легкая при этом.

– Ну, насчет легкая – она, конечно, загнула. Где ты видела легкого дракона? – весело спросил мужчина.

Я только плечами пожала.

– Так что мне делать до праздника?

– Не знаю. Гуляй. Помогать нам даже не думай, у тебя выходной.

Анрок ушел готовиться к празднику, а я спокойно допила чай с шоколадом и пошла гулять по селению. Народ принес столы, их выставляли кругом с небольшими проходами между ними. И каждый на них что-то выкладывал.

– Скучаешь? – спросил Карен и обнял меня.

– Да, Анрок меня гулять отправил. А ты чем-то занят?

– Немного. Можешь со мной походить, я слежу за безопасностью и проверяю ребят, которые дежурят по периметру. Сегодня нет обходов и не хочется подпустить какую-нибудь стаю незамеченными.

– Карен, а что это все выкладывают?



Виктория Хорошилова

Отредактировано: 28.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: