Драконья принцесса

Глава 11 ч. I

Мы шли по узкому тёмному тоннелю, прокопанному под землёй пару сотен лет назад. Точнее я шла с добротно связанными впереди руками, несчастного Кассиуса несли на носилках, сооружённых из его же плаща, а Грегориана с нами не было. Остальную компанию мне любезно составили господа орденцы, которые решили, что пленённую принцессу лучше тайком переправить по подземелью, а не вести по людным улицам города. Мало ли кто-нибудь кого-нибудь узнает... Зачем Грезелле лишние сложности?

Я старалась не паниковать, но временами получалось не очень. Невольно вспоминалось, как одетые в чёрное мужчины выплывали из дверного проёма, словно были порождениями густого жирного чада, что заполонил собой всё вокруг на несколько метров. Я кашляла, в глазах слезилось. Такой слабой, неподвижной, будто парализованной, я не чувствовала себя никогда. Один орденец, два, пять... После этого я перестала считать, и без того слишком много. Гораздо больше, чем мы рассчитывали. Помню, мелькнула глупая мысль притвориться, что я шла мимо и подвернула ногу. Хотелось обратиться сизым дымком и улететь с ветром от этого места, но не вышло. И никого вокруг не было. Некого было звать на помощь, и без того пустынная улица вымерла окончательно, а дым скрыл все следы.

Ко мне сразу направилась пара крепких, молчаливых мужчин, они подхватили меня под руки и мигом придали вертикальное положение. Я даже не пыталась сопротивляться, сгибалась от сухого, выворачивающего на изнанку кашля.

Куда делась вся моя удалая ловкость, с которой я удирала от друзей будучи в беспамятстве? Может, дело в трепетности их отношения ко мне? Точнее в её отсутствии у этих крепких ребят в отличие от Люциуса, Филипе и Грегориана...

На какие-то мгновения я потеряла сознание. Обвисла на руках орденцев. Судя по боли в лодыжках, не особо церемонясь, они волоком втащили меня вверх по ступенькам в дом алхимика. На платье остались темные следы крови Кассиуса, и каждый шаг я делала с содроганием, когда влажная прохладная ткань касалась моих ног.

В холле дома на меня побрызгали холодной водой. Я окончательно очнулась, когда мне связывали кисти рук, намотав огромный сложный узел без начала и конца. Такой проще было перегрызть, чем распутать. Но не без драконьих зубов.

На мои вопросы никто не отвечал. Со мной, вообще, никто не разговаривал. Я стала пленницей, бесправным куском мяса, которому предоставили только одну привилегию: своими ногами дойти до места назначения. Этот путь начался с кухонного подвала, в самой дальней части которого отыскалась замаскированная дверца в подземный тоннель.

Я кусала губы, переступая высокий порог. Я глотала злые слёзы, спускаясь по пыльным ступеням. Не так всё должно было обернуться, не орденцы должны были меня сопровождать.

Грегориан! Как же мне было за него страшно! Я даже за себя временами бояться переставала. Пока я шла по тёмному подземелью в окружении одних недоброжелателей, в голову лезли панические мысли о том, что он остался на улице, окровавленный и иссечённый осколками, брошенный или незамеченный в дыму орденцами. Или мёртвый. Разыгравшееся на нервной почве воображение упрямо подсовывало картинку, где принц смотрит в небо застывшим холодным взглядом...

Умом я понимала, что его бы там не бросили. Ни мёртвого, ни живого. Дым орденцам был не помеха, а свидетельств своего преступления они бы не оставили. Даже полумёртвого Кассиуса, который по сути был никем, они исправно тащили в плаще, что уж говорить про наследника соседнего королевства. Нет, они бы его не оставили, Грезелла им бы не позволила. Да была сотня причин, забрать принца, но всё равно страх не покидал меня! Грыз, словно голодный и холодный пёс, которому внезапно подкинули сладкую косточку.

 

Внезапный тычок в спину сбил меня с этой панической мысли. Ткнули больно, под лопатку, и боль внезапно отрезвила меня, словно ушат холодной воды. Желание выть и лезть на стенку, а тем паче умолять о чём-то, истаяло, оставив неприятный, раздражённый след в душе. Я королева, нехорошо доводить королев до такого состояния. Тем более королев, которые совсем недавно могли обернуться в дракона.

После тычка я споткнулась и сбилась с шага и только тут увидела, что стала отставать от впередиидущего человека. Ход был узким, идти можно было только по одному, и людская цепь, где каждый четвёртый или пятый человек нёс факел, сильно растянулась. Занятая своими переживаниями, я стала идти медленнее, тормозя вся процессию. Этот факт показался достаточным основанием, чтобы меня ударить.

Ну, извините! Мне было страшно, я переживала за своего принца так, что ноги порой заплетались. Боевой дух мой тоже страдал, а спертый воздух этого тоннеля вовсе не придавал сил ни моральных, ни физических.

Новый тычок высек искры у меня из глаз. Палка или тупой конец копья явно попал нервный узел. Я снова споткнулась и чуть не упала на связанные руки, невольно посмотрев на обидчика. Я тебя запомню, гадёныш! Будешь знать, как законную королеву так обихаживать!

Мой злобный взгляд не произвёл должного впечатления на обидчика, и я удостоилась третьего тычка, поскольку задерживала всю цепочку. Однако в этом имелся и свой плюс. Тычки меня злили, а злость помогала держаться, бодрила. И порождала в голове мысли на тему, он, вообще, знает кого палкой своей тыкает?

Возмущаться не имело смысла, я ещё раз посмотрела через плечо и пошла быстрее. А идти оставалось не так уж долго. Судя по оживлению, прокатившемуся по цепи орденцев, конец хода был близко. Дом Грэмивальда находился всего в паре кварталов от Дворцовой площади, поэтому часа или полутора быстрой ходьбы хватило, чтобы одолеть это расстояние.



Виктория Попова

Отредактировано: 30.04.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться