Дракошка

45 глава (8 глава 3 части) "Простые радости"

ЭНЛИС:


Я проснулся от голосов за дверью. Это были папа, мама и дядя Робертио. Вместе они что-то шепотом обсуждали. В одной пижаме я встал, подкрался на цыпочках к лестнице и посмотрел с нее вниз. Они стояли за кухонным столом, раскладывая подарки. Папа поправлял гирлянду, весело улыбаясь маме. Мама была повернута ко мне спиной, дядя тоже, и я побоялся, что папа заметит меня около кухонной двери, но он даже не думал об этом.
Он выглядел таким довольным... А что там на столе? Что они делают?

- Поскорее бы именинник проснулся, правда? - тут я заметил дядю Сная. Он подошел к папе и помог ему повесить разноцветные буковки на занавески. Потом он положил на стол какой-то свернутый ватман.

- ВЫ ПОЙМАНЫ С ПОЛИЧНЫМ, ГРАЖДАНИН ТЕЛИО-ЛЕНТИЕ!!! - тут ко мне на спину кто-то прыгнул, звонко смеясь. Не успел я моргнуть, как у меня на плечах повисла Римма с объятиями. Я не смог удержать нас двоих и грохнулся прямо пятой точкой на пол. Больно-то как! Тяжеленная!

- Дядь Мара, он подглядывал за нами!
- В этот день мальчику можно все, Муля! Слезай, малышка! - на помощь пришел дядя Снай. За его спиной быстро организовались мама с папой и прятали от меня подарки, шипя друг на друга от неожиданности. - Ты забыла сказать самое главное...
- С днем рождения, любимый!
- Муля, это не твои слова...
- Мои! Мои! - и она смачно чмокнула меня в щеку. - С днем рождения, Лисси!

Я был в небольшом конфузе. Смущенный, не мог подняться с пола. На щеке горел поцелуй...


МОНИКА:


- С рождением, сыночек! - когда толпа рассосалась, я крепко обняла своего мальчика и поцеловала его в лоб. Еще недавно он родился, а сейчас передо мной совсем взрослый парень. - Какой же ты у меня милый! Ты теперь совсем большой!
- Ох, а я вот-вот носил тебя на руках и менял тебе памперсы... - Маркуся тоже подошел к Лисси и пожал ему руку. - С днем твоего рождения, Лис. Надеюсь, ты простишь мне все мои глупые шутки и насмешки... и... прости меня за все, что я сделал не так. В этот день это очень важно, правда?

Энлис поднял одну бровь и рассмеялся, а Маркус погладил сына по щеке и крепко обнял, они оба смеялись. Чудесная картина: отец и сын... ЩЁЛК!

- Мо-мо, скрытая съемка запрещена! - муж резко поднялся, а я над ним засмеялась, пряча от него новую камеру. Мы шутливо понеслись по дому - я от него, он за мной. Фотоаппарат я засунула (скорее, запихнула) в шкаф, а Маркус настиг меня, начав щекотать.
- Но такой кадр! Такой кадр!
- Я буду снимать тебя, пока ты ешь, а потом поставлю себе на аватарку в интернете твое милое личико с набитым едой ротиком! Ну, берегись, сосиска!
- Сам ты сосиска! - смеясь, мы оступились и грохнулись на пол. Маркус щекотал меня, а я заливалась смехом. - Отпусти! Нет, нет, не надо! Ой, прошу!
- Чуть-чуть потерпишь!
- Ахахахаха-а-ах, не надо, Мара-а! - мне удалось вырваться.
- Лисси, лови маму!

ЭНЛИС:

В течении пятнадцати минут, если не больше, мы бегали за шустрой мамой, но так и не узнали, куда она спрятала фотик. Мама напрочь не говорила, а папа щекотал ее до слез.

Так начался мой седьмой день рождения...


РОБЕРТИО:


- Моника, у тебя... юбка немного надорвалась! - заметил я первым. Уже более пятнадцати минут они втроем носились по дому, пока я заканчивал упаковывать подарки.
- Ах, ничего страшного! - она поднялась, отряхиваясь. Маркус с Энлисом все еще валялись по полу, непрерывно смеясь. К ним уже присоединилась Римма, пытающаяся их поднять на ноги. - Лисси, пора переодеться! Или весь день в пижаме будешь?
- Весь день!
- А как же праздничная одежда?
- Ну, это же особенный день! Я сам выбираю себе одежду!
- Так, молодой человек, идите переодеваться! Как тебе не стыдно ходить в пижаме при Римме? Это то же самое, если бы ты пошел в одних трусах!
- Ма, ну папа же в одних трусах по дому ходит, и ты его не ругаешь! - Лисси обнял смеющегося отца и убежал в комнату. Брату, похоже, было весело обниматься с сыном... Лично я его не понимал.

- Братец, чего это ты такой грустный? - как назло он подошел поближе и улыбнулся мне прямо в глаза. - Ты чего? Плохо себя чувствуешь?

Я вдруг заметил рядом с ним Моню. Она придала мне сил своей улыбкой и я повертел головой:

- Я не привык к такому количеству народа... Немного болит голова.
- Может, тебе подышать свежим воздухом? Учти, сейчас будет торжественное вручение подарков!


МАРКУС:


Старший брат нервно улыбнулся и порыскал в кармане, доставая сигареты. Его взгляд говорил мне о том, что его головные боли - это не мое дело. Надо же, впервые я понимал его мысли...

- Я... отлучусь минут на пять и вернусь, - он улыбнулся, глядя на хихикающую Моню, которая загоняла сына в комнату, и ушел курить.

- Лисси, переоденься, милый! Мы же специально подготовили тебе с папой красивую рубашку!
- Я не хочу рубашку! Хочу футболку!
- Хотя бы что-нибудь! Не бегай в пижаме!

- А давайте вечером устроим пижамную вечеринку, тетя Моня? - подскочила Римма. Дети весело завизжали, но я их перебил:

- Пижамная вечеринка будет только при одном условии, сами знаете!
- Лисси, беги одеваться, скорее! - красноволосая девчушка, смеясь, поволокла Энлиса в комнату. На сей раз Лисси зашел в комнату, покинув ее в приятного цвета джемпере.

Сейчас его улыбка была настолько яркой, что я ни о чем не думал, кроме него - моего первенца, моего родного сына.


ЭНЛИС:


День был насыщенным... Мне казалось, что он никогда не закончится! Видеть улыбки близких, друзей было так приятно...
Если бы вы спросили меня тогда что мне запомнилось больше всего, я бы, наверное, ответил:

- Торт... или Римма? Или новый пенал из четырех кармашков, который мне подарил дядя Робертио... А, может, телефон, который мне подарила мама?

Но это далеко не все, что запомнил я тогда в своем сердце... Всю дальнейшую жизнь, даже если потеряю когда-нибудь память, я буду отчетливо помнить вечер того дня... Он изменил всю мою жизнь.

 



Alena Liren

Отредактировано: 21.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться