Древняя. Начало эпохи

Размер шрифта: - +

Глава 1. Конец старой эпохи

Эту ночь я впервые провела без него и даже не в наших покоях, где привыкла просыпаться каждое утро.

Маленькая комнатушка, скорее напоминавшая погреб с узким окном у самого потолка, удручала. Окошко это было настолько узким, что даже на рассвете луч солнца не смог просочиться внутрь. Массивные стены, казалось, давили на плечи, добавляя уныния окружающей обстановке. За всю ночь я так и не сомкнула глаз — слишком далеко были мысли….

Я просто лежала и смотрела в потолок, вырисовывая из старых трещин узоры и запавшие в память лица, точнее всего одно — его, моего самого близкого, самого родного и любимого мужа, пока еще нынешнего фараона песчаного царства Азенет, расположившегося меж двух великих морей — Красного на востоке и Шумного на западе.

Закрывая глаза я представляла его сильные и крепкие руки, что всегда согревали ночью и выразительные глаза, напоминавшие бескрайнюю пустыню.

«Моя Мерит, любовь моя, сердце мое обливается кровью, проведя ночь без тебя» - мысленно обращался ко мне, а я тихо слушала, пытаясь не думать о том, что будет, как только солнце окрестит площадь города.

«Мой Аменемхет...» - повторяла про себя, надеясь, что он также услышит и меня.

В этот момент замок в старой деревянной двери протяжно заскрипел и дверь медленно, еле поддаваясь открылась, являя высокого, крепкого мужчину с таким же цветом кожи, как и у нее самой — светлой, словно цветок Лилии и так непохожей на коренных жителей Азенета. Мужчина внимательно окинул взглядом комнату, сидящую на соломенной подстилке девушку и отступил в сторону, приглашая следовавшего за ним еще одного, более приземистого и тучного — видимо «главного». Тот выглядел богаче — ткань его иноземного костюма слегка переливалась, была гладкой и плотной — иначе и не плели в Азенете. Он также окинул взглядом комнату и его круглое лицо с пухлым носом скривилось от неприятия, но все равно зашел и встал посредине, ожидая, пока ему поставят стул, чтобы усадить свой широкий зад.

- Она вообще нас понимает? - уточнил он у не покидающего комнаты мужчины.

- Не уверен, общались они всегда через специально обученных послов, - его голос был глубоким и властным, приятным на слух, немного с хрипотцой, но скорее всего из-за сухого непривычного климата. Голос же второго напротив — раздражал и зарождал злость, медленно бурлящую внутри хрупкого человеческого тела.

- Ты… - ткнул пальцем коротышка в мою сторону, - понимаешь нас? - и снова указал на себя.

Я лишь промолчала, переводя взгляд снова на стену — разве должна бывшая когда-то богиней ныне супруга фараона изображать из себя недалекую женщину?

- Так… давай по-другому… Как те-бя зо-вут? -медленно произносил он по слогам, - И-мя… Я — ко-роль Ал-ме-рии Фран-циск Тре-тий, - снова указал на себя, - а ты? - перевел на меня.

Глупый человек... и аура его скорее всего тоже блеклая, еле заметная.

- Я слышал, как фараон называл ее Мерит, - перебил охранник.

- Мерит значит… Такое же варварское, как и все здесь, - сморкнулся в носовой платок, припрятанный в кармане пиджака, - откуда только выкрали бедняжку, видно же по коже, что неместная.

Верно, я не из здешних мест, но и не с одного другого государства… Я — вольная птица, добровольно сложившая крылья.

- Значит, в молчанку играть будешь? - уже более раздраженно спросил коротышка.

- Милорд, возможно, их женщинам запрещено разговаривать без разрешения мужа, - попытался смягчить его напор охранник, но тот, что удивительно, прислушался.

- Ну ничего, скоро этот ублюдок лишится головы и уже никто не будет запрещать тебе что-либо, - попытался подбодрить ее захватчик, словно она была главной жертвой фараона-тирана, - ладно, пойдем, надо еще гору вопросов решить, но ты того… покорми ее хоть, негоже со своими соплеменниками так обращаться.

Он встал со стула и аккуратно, словно наступая на оставленные им же следы вышел из комнаты, следом проследовал страж, снова оставляя меня в одиночестве.

Оперевшись головой о стену я облегченно выдохнула, закрыла глаза и снова вспоминала события прошлого дня.

Азенет — государство большое, но большую часть занимает пустыня, поэтому жить можно только на берегу реки или моря, поэтому население немногочисленно. Зато из-за канала между морями соседние короли постоянно присылают дары и послов, с просьбами воспользоваться коротким морским путем. Местные также выращивают фрукты, не приживающиеся больше нигде, зато высоко оцененные среди гурманов и лучших поваров, а женщины умело плетут местную ткань, гладкую, прочную и яркую, какую не сыскать ни в одном из государств.

Каких-то несколько часов назад я нежилась в просторном бассейне, наполненном горячей водой с эфирными маслами и травами, чтобы смягчить и без того нежную кожу после дня, проведенного на солнце. Оно меня, к слову, не щадило — раньше мой супруг и вовсе запрещал мне покидать дворец, пока один из послов не привез специальный крем, каким-то чудом защищающий от воздействия жара лучей.

Еще с самого утра день показался мне не таким, как обычно — всегда спокойный фараон ходил серьезным и толком не разговаривал, я подумала, что он снова пытается решить проблему с очередным королем, просящем сниженного налога на пользование каналом, поэтому оделась в простое платье и направилась со служанкой на улицу, чтобы прогуляться до берега Красного моря.
Проходящих мимо людей я не сторонилась — они сами расступались, пропуская правительницу и слегка кланялись, оказывая дань уважения, но ни один из них не боялся моего взора, а особо смелые предлагали угоститься продаваемыми сладостями или интересовались о здоровье.
Пройдя базарную площадь и жилые кварталы мы со служанкой всегда сворачивали в узкие улочки и без проблем выходили на пляж с белоснежным песком, на котором оставляли розоватые разводы волны.



Василиса Шелудько

Отредактировано: 31.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться