Древо Жизни. Элларгорион.

Размер шрифта: - +

Глава 8. Золотая пыль.

Глава 8. Золотая пыль.
Холод воды до конца разбудил заспанную девочку. Капли, падающие со старого душа, громко ударялись о каменную плитку. Этот звук эхом разносился по всей комнатке, не давая Мей спокойно обдумать вчерашнее приключение. Нехотя выключая воду, девочка обернулась в полотенце и опершись руками о раковину, посмотрела на свое отражение в зеркале, вокруг которого обвился вьюночек. Что-то в ней неуловимо изменилось. Невозможно было понять, что, были только догадки. Что-то внутри девочки, не то в сердце, не то в душе.
Неожиданно Мейси показалось, что растение на зеркале дрогнуло, но вскоре наваждение прошло, сменившись лишь любопытством.
Она оделась в новенькую одежду, которая поджидала ее на кровати, после того, как девочка приняла душ. На постели лежало зеленое платьице и коричневые кеды. Недовольно взглянув на платье, Мей оставшаяся в своей футболке и джинсах, лишь переобула свои уже порванные кроссовки и убрала платье в комод, стоявший у самой двери. Спустившись на первый этаж, девочку поманила Стелла, сидевшая за столом с братом и отцом, и уплетавшая яичницу с беконом. Вдоволь наевшись двумя порциями завтрака, Мей ждала Стеллу и Генри. Они обещали ее куда-то отвести, а сами отправились наверх переодеваться.
— Нам велено отвести тебя к старику. Он будет учить тебя, как раскрыть свой дар и всему такому, — принялась объяснять Стелла, пока они шли к учителю, — тебе главное во всем его слушаться и исполнять все, что он требует. Он дедулька, так скажем, с прибахом, но знает свое дело.
Мей и не сомневалась, что у нее не будет проблем с этим дедушкой, она была в себе стопроцентно уверенна.
— Вот и пришли, — таинственно сказал Генри, чуть только они сошли с каменной тропы.
Девочка недоуменно воззрилась на Генри, но тот что-то разглядывал в глубине леса. Недолго думая, она решила пройти немного дальше в лес, надеясь, что там, увидит хоть намек на какое-либо жилище, но ее остановила Стелла:
— Одной дальше нельзя, можешь заблудиться, — предостерегла Стелла, хватая подругу за руку.
— Я не боюсь медведей и волков. Мала вероятность того, что я потеряюсь в лесу. — возразила Мей
— В лесу ты не потеряешься, — девочка пристально посмотрела в глаза Мей, — Но в метаморфозах можешь.
— Точнее будет сказать, в лабиринтах метаморфоз, — вмешался Генри, снисходительно взглянув на недоумевающую Мей, — В вашем мире такого не встретишь. На вашей Земле господствуют машины и механизмы, но вы даже не задумываетесь, что-то, так долго живущее бок о бок с вами, способны на большее, чем ваши машины. Хотя, вы все равно не сможете ими управлять, подчинять их. Так что не велика потеря, — Генри, будто бы утонувший в своих мыслях, неожиданно встряхнулся и продолжил, — Метаморфозный лабиринт можно представить, как множество миллионов тонких нитей, переплетающихся и между собой в один плотный узел. Душа растения, или Огонёк, движется по этим нитям, по лабиринту. Чародей, с помощью своей личной силы, направляет его по заковыристым путям, — Генри перевёл дух и продолжил, — Пытается вывести к правильному проходу и следит за тем, чтобы он не попал в тупик. Это все очень сложно, и изучается на уроках Метаморфозики. То, во что оно превратится, зависит от желания Чародея, это может быть иллюзия, но такая реальная, что можно запутаться. А может и реально превратиться во что-то другое.
— Но никогда дерево не сможет превратиться в железо, или скажем, бриллиант. Переход из одного вещества в другое не возможен, — Стелла хихикнула, — один из основных законов Метаморфозики.
— В нашей Физике тоже есть такой закон, — задумчиво ответила Мей.
Внезапная мысль, вновь взорвалась у девочки любопытством:
— Но разве у растений есть душа? Они же не могут мыслить или скажем, любить, — Мейси выразительно постучала пальцем по виску.
— У каждого живого существа есть душа, даже есть разум, но не такой развитый, — Генри приподнял рукав рубашки и посмотрел на свои наручные часы, — Еще немного и мы опоздаем, — парень с опаской оглянулся и потащил сестру за собой в лес. Мей поплелась за ними. Но идти долго не понадобилось, буквально через несколько метров, близнецы остановились. Генри поднял с земли какой-то засохший сморщенный листик и дунул на него. С листика поднялась еле заметная золотая пыль, мигом унесшаяся порывом ветра.
— Пришли, — мальчик оглянулся с самым загадочным видом и схватил Мей за руку, — Сейчас все поймешь, — поспешил заверить ее Генри, заметя удивленный взгляд и шагнув вперед, потянул за собой девочку.
Вмиг с земли, травы, растений, со всего с чего только можно, и даже с самих ребят поднялась та же золотая пыль, которую «вызвал» до этого Генри. Она взмыла в воздух и будто бы застыла во времени. Неожиданно она начала вновь опускаться вниз, повинуясь притяжению. Вокруг близнецов и Мей, начали проясняться очертания какой-то старой комнаты с мебелью. Вот где-то в пяти метрах от девочки, появился старый письменный стол, за ним шкаф. Немного дальше появился диван и кофейный столик. Вскоре вокруг ребят образовалась комната, убранная в странном стиле, таковы обычно были покои в каком-нибудь княжеском доме несколько веков назад.
Всё в комнате было обвито вьюночками и лозами, они переплетались в замысловатые зеленые узелки на мебели. Кое-где распустились пышные бутоны, которые испускали резкий цветочный запах и выделяли золотую пыль.
В кресле с высокой изящной спинкой, такой же деревянной, как все в помещении, восседал грузный пожилой старик. Его заинтересованный подозрительный взгляд был направлен только на девочку. Казалось, что этим взглядом можно было обжечься, словно горящей свечой.
— Имя? — спросил старик своим басом.
— Мейси Стингерс, — твердо ответила Мей, словно хотела своим голосом отразить остроту его взгляда.
— Не твоё, — недовольно произнес мужчина, зло глядя на девочку, будто бы она не понимала самых простых истин, — Имя твоей Синкаты.
Не дождавшись ответа, старик последний раз придирчиво обвел взглядом девочку и отвернулся к окну, переплетая свои пальцы лозой.
— Ты сможешь стать кем-то, только когда обретешь Синкату. Она придет сама, в переломный или эмоциональный момент твоей жизни. Встретишь её – и поймешь все сама. А теперь иди и возвращайся, когда будешь готова, — загадочно произнес мужчина и ребята вновь очутились в лесу.
— Это был Фелион? — ошеломленно спросила Мей Генри.
— Я же говорил, что ничего из этого не выйдет, — вздохнул Генри, видимо предвидевший эти события. — Да, это тот дедуля, про которого мы тебе рассказывали.
— Но если он такой странный и сумасшедший, каким вы его мне описывали, тогда зачем повели меня к нему? Хотели от меня избавиться? — пошутила девочка.
— Вовсе нет, — улыбнулся в ответ Генри. — Он хоть и странный, но очень сильный и могущественный чародей. Сильнее всех, кто находится в Гранаре. Кроме того, он один из самых древних, связанных с Элларгорионом, поэтому конечно, во всем больше разбирается. Я честно не знаю, почему тебе, на такой ранней стадии обучения понадобилась Синката, но ничего не поделаешь. — пожал плечами мальчик.
Мейси отвела взгляд от Генри и начала искать глазами Стеллу. Она стояла под каштаном, облокотившись о его толстый ствол. У девочки были закрыты глаза, а выражение ее лица было сосредоточенным и умиротворенным одновременно, казалось, что она вошла в контакт с деревом и сейчас с ним общается. Вздохнув и посетовав на сложность сей жизни, Мей и сама прикрыла глаза.
Девочка опустилась на колени и осторожно присела на траву, провела ладонью по щекочущим зеленым травинкам, ощутив их тепло. Неожиданно стало так спокойно и, нежась под лучами летнего солнца, Мей отползла к ближайшему дереву, прилегла возле него и подставила лицо под тень.
Недолго думая, Генри упал на траву, закрыл глаза и уснул под легкое завывание ветерка.



Limerence

Отредактировано: 17.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться