Дрозд и Фанька

Новое от 15.02.2020

Нам удалось незамеченными проскользнуть в ближайший двор, а потом мы оба, словно какие-то преступники, выглядывали из-за угла на врывающихся в здание полицейских и выбегающих из него же посетителей. Причем вторые на требования первых остановиться и оказать содействие органам не реагировали никак.

Честно говоря, я бы тоже не остановилась, даже если бы ни в чём не была виновата: мне не нужны те проблемы, что у меня после беседы с полицейскими обязательно будут. И я говорю про те проблемы, которые мне устроят родители за посещение полицейского участка.

Не знаю, сколько мы так простояли, но заметно напряжённый Кирилл расслабился лишь только после того, как из клуба выбежали, быстро погрузились в большую машину и умчались прочь его друзья, вся команда.

А я так некстати вдруг вспомнила кое о чём:

–Так ты танцуешь.

Спасшиеся друзья явно сильно его успокоили. Кирилл перестал выглядывать из-за угла, выпрямился и даже отошёл на шаг назад, во тьму незнакомого мне двора.

–Да, – ответил он спокойно. Мы немного помолчали, а затем до меня донёсся встречный вопрос: – Что ты здесь делала?

–За тобой следила, – фыркнула я с пренебрежением, чтобы он сам понял, какую ерунду сказал тогда у входа. Ну, в самом деле, зачем мне за ним следить?

Из клуба тем временем вывалилась толпа. Среди парней в белом отчётливо выделялись представители правоохранения в форме, но разобрать, что там происходит, я смогла далеко не с первой попытки. Оказывается, полицейские скрутили нескольких парней из команды в белом, и теперь их друзья пытались громко и не очень культурно доказать, что те оказались совершенно не правы. И я бы с радостью позлорадствовала, как бы плохо это ни было, если бы следующим из клуба не вывели очень знакомого мне человека.

Раньше я разве что поволновалась бы о нём немного, но я не полная дура, чтобы не понимать очевидных вещей: Гришка вступился в клубе за меня. Он оказался тем единственным из всей толпы, кто вступился за беззащитную девушку, и я уверена на сто процентов: будь на моём месте другая, Гриша вступился бы и за неё, потому что при всём своём старательно создаваемом образе парня-пофигиста ему не всё равно. Совсем не всё равно.

Если бы не Гриша, неизвестно, что сделал бы со мной тот урод и его дружки. Но сейчас я в безопасности, а Гришу, фактически героя, с вывернутыми руками запихивают в патрульную машину. Где справедливость?

–Что ты задумала? – Голос Кирилла прозвучал из темноты над самой моей головой, тихий и настороженный. Мне и без того было страшно от всего произошедшего и от того, что сейчас происходит с Гришей, и голос Кирилла меня тоже испугал, вынудив вздрогнуть и едва ли не вскрикнуть.

–Хорош пугать! – Я повернулась и от души стукнула его ладонью. И только сейчас подумала о том, что наши куртки так и остались в гардеробе внутри. Если на мне был свитер, то Дрозд на морозе стоял в одной футболке. Он наверняка вспотел после танцев в клубе, а выходить мокрому на мороз – не лучшее решение. Так мама всегда говорит. – Заболеешь, чучело.

–Почему сразу чучело? – Мне или показалось, или парень действительно придвинулся совсем близко ко мне. Если бы я чуть-чуть повернулась, то мой локоть коснулся бы его груди.

–Потому что, – неопределённо отозвалась я, смущённая близостью этого почти незнакомого человека.

Я поспешно отвернулась, чтобы он не заметил моей неловкости, и вновь посмотрела в сторону входа в клуб. Гриши видно не было, видимо, его всё же успели запихнуть в машину. Интересно, куда его теперь повезут? И что будут делать? Заведут дело, пожалуются его родителям, выпишут штраф или назначат исправительные работы? Чем всё это закончится для Гриши? И есть ли у меня возможность ему помочь?

При всём своём желании как-либо его отблагодарить да и просто помочь старому другу, я выглядывала из-за угла и просто не знала, что мне делать. Как я могу ему помочь?

–Это твой друг? – Снова влез в мой мыслительный процесс приставучий Кирилл. – Я видел его в клубе, это же он дрался с тем парнем, верно?

–Верно, – нехотя подтвердила я.

Из-за того, что в голову не лезло ни одного решения проблемы, я начала злиться, и, как это обычно у всех бывает, мне захотелось выместить свою злость на окружающих. А из окружающих был один только Дрозд.

–Он твой парень? – Почему-то не хотел он замолчать и начал нести какой-то бред.

–С чего ты взял? – Мне стало одновременно неловко и смешно. Чтобы как-то замаскировать это, я негромко посмеялась, но вышло хрипло и совершенно неправдоподобно.

А глупый Кирилл даже серьёзно обеспокоился:

–Ты подавилась? – И как давай своей тяжёлой лапищей меня по спине дубасить!

–Эй! – Мне пришлось отступить на два шага во тьму двора, в котором никто не потрудился починить перегоревшие фонари, чтобы избавиться от руки Дрозда. – Ты что творишь?

–Помочь хотел.

–Синяков мне наоставлял.

На моё ворчание Кирилл лишь максимально тяжело вздохнул, будто этим хотел показать всё своё отношение ко мне. Зато своим молчанием он избавил себя от моего дальнейшего ворчания – мама говорит, что я иной раз хуже бабки бубнящей. А ещё мы как-то раз в старших классах по приколу проходили тест на психологический возраст, и у меня оказался самый большой – шестьдесят два года!



Валентина Гордова

Отредактировано: 21.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться