Друг

Друг

Интересно,

С кем и где ты провела эту ночь,

Моя сладкая N.

 

Майк Науменко

 

– Пусть он даже супермегадизайнер, но если завтра его не будет на работе, то может вообще не приходить! – заявил напоследок шеф и захлопнул дверь. Ребята многозначительно посмотрели на меня.

– Ладно, я его вытащу, – сказал я, хотя особой уверенности в этом у меня не было.

За час до конца рабочего дня, сказав что иду на встречу с клиентом, я смылся из конторы, заскочил по дороге в супермаркет, взял бутылку коньяка и пару лимонов, и уже через пятнадцать минут мой большой палец мучил кнопку его домофона. Ждать пришлось довольно долго, прежде чем вялый голос спросил:

– Кто?

– Кто-кто! В Караганде! Открывайте,  милиция.

– Жека, ты?

– Да, Жека – я! Ты меня впустишь или нет?! У меня тут коньяк греется на такой жаре!

Зажужжал замок, и я быстро зашёл в подъезд, радуясь, что всё прошло так легко. Я быстро поднялся по лестнице и сам открыл дверь в квартиру. Генка стоял в прихожей, на нём были старые спортивные штаны и черная футболка с надписью "5UCK.MY.D1CK!". Судя по щетине и сальным волосам, он не брился и не мылся дня три. Носков на нём не было.

– На, подержи, пока я разденусь, – сказал я, сунул ему в руки бутылку и лимоны, быстро разулся, снял куртку, стряхнул с воротника снег и повесил её на крючок.

– Привет, – произнес Генка с таким видом, словно долго припоминал, что говорят в таких случаях, и наконец вспомнил.

– Сам ты привет. Пошли, – сказал я, забирая у него бутылку и направляясь на кухню. Он послушно поплёлся за мной. На кухне в раковине громоздился Эверест грязной посуды, а стол был весь в крошках и в круглых следах от стаканов с чаем или кофе, под ногами хрустело.

– У тебя курить есть? – спросил Генка.

– Ты чё, даже за сигаретами не выходил? Сейчас принесу, в куртке. А ты давай лимоны режь.

Когда я вернулся, Генка так и стоял посреди кухни, держа в руках лимоны.

– Так, я не понял? Почему лимоны не порезаны?

Он потянулся к пачке, но я отпихнул его руку.

– Лимоны сначала порежь!

– Да блин, ну дай покурить! – в его голосе впервые появилось хоть что-то живое.

– Ладно, кури, тунеядец.

Я отдал ему пачку и, пока он жадно курил, быстро протер стол, нарезал лимон на единственную чистую тарелку, открыл коньяк и стал искать какие-нибудь стаканы. Открыв полку над столом, я увидел пару изящных хрустальных бокалов на высокой ножке и уже потянулся было за ними, как вдруг Генка сказал:

– Нет. Не трогай.

– Почему?

– Это её подарок.

– Ах это её пода-арок! – сказал я и демонстративно уронил оба бокала на пол. С музыкальным звоном они брызнули осколками по всей кухне.

– Блин, ты чё сделал, урод! – заорал Генка и схватил меня за грудки. Я оторвал от себя его руки и спокойно сказал, глядя ему в глаза:

– Гена, пойми: то, что разбилось, – уже не склеишь. Ты уже ничего не исправишь. Надо выбросить осколки и забыть.

Он меня понял и быстро остыл.

– Да. Ты прав.

 

Мы подмели пол, извлекли из раковины и помыли пару стаканов, разлили в них коньяк и, ничего не говоря, чокнулись и выпили. Коньяк приятно обжёг горло и желудок. Прожевав лимон, я тут же налил по второй и сказал:

– За нас, молодых красивых!

Мы выпили ещё. Генка, начавший было оттаивать, вдруг снова уставился куда-то внутрь себя, и тогда я сказал:

– Сегодня опять эта идиотка из «Гладиолуса» приходила.

– Что?

– Я говорю, сегодня снова эта идиотка из «Гладиолуса» приходила, смотрела макеты.

– И чего?

– Ничего. Ни фига ей не понравилось. Про то, что Саня нарисовал, она вообще сказала, что это порнография и что у неё не бордель, а салон красоты.

– А мои макеты она не видела? – ожил Генка.

– Нет, конечно. Кто по твоему компу будет лазить, искать где они лежат? Она заявила, что ей нужно что-то изящное, воздушное, а не такое мясо.

– Ну, у меня там было кое-что… Такое, изящное-полупрозрачное… – он покрутил пальцами в воздухе. – Может, ей понравилось бы.

– Дык, тебя же не было. И вообще, можешь, кстати говоря, считать себя безработным, – сказал я, закуривая.

– Да? Это почему?

– Почему-почему! Потому что начальство отчего-то не любит, когда на работе не появляются четыре дня подряд. Шеф сегодня сказал, что, если ты завтра не придёшь, то можешь вообще не появляться.

– Да? – насупился Генка. – Ну и хер с ним!

– Геныч, прекрати! Не будь тряпкой! Подумаешь, баба ушла к другому! Что ж теперь из-за неё и работу бросать? И друзей забыть?

– Жека, ты же знаешь, что кроме неё, у меня ничего не было! У меня сейчас… Я не знаю… Я сейчас… Как будто вилку из розетки выдернули у компьютера…

– Значит нужно снова воткнуть вилку и включиться. Давай!

Я снова налил, и мы молча выпили.

– А чего мы как на поминках сидим? Давай послушаем чего-нибудь.

Я подошел к музыкальному центру. Возле него кучей валялись диски: «The Wall», «Реквием», «Кострома мон амур», «The bends”, «Waiting for the sun”, «Звезда по имени Солнце». Мда. Я нашёл и поставил битлов, в случайном порядке. Выпало «Hey Jude». Очень в тему, о чем я тут же и заявил:



Алексей Русанов

#22582 в Проза
#14087 в Современная проза

В тексте есть: психология

Отредактировано: 23.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться