Другая история Красной Шапочки

Размер шрифта: - +

Глава 11

Грейсон вел меня только ему известными тропами. Ночевали мы на небольших полянах у ручьев, ели добытое им мясо. Охотился он всегда во второй ипостаси, но подглядывать за обращениями запрещал. Судя по всему, для оборотней это что-то очень личное, почти интимное. Разочек я все-таки не удержалась и проследила за ним. Правда разглядеть толком ничего не успела — лишь огромную волчью тень, да мелькнувший белый хвост. А уже по возвращении оборотень отчитал меня за любопытство. Да так отчитал, что даже стыдно стало.

За ужинами Грейсон часто рассказывал о быте оборотней, и я все больше уверялась — они не нечисть. Но вдолбленные устои и правила ордена нет-нет да всплывали в моей голове. Заставляли сомневаться.

— К полудню выйдем из леса, — произнес мужчина за завтраком на третий день путешествия. — Ты же в Закатную башню?

— Угу, — я в это время пыталась откусить от запеченного в углях мяса, обжигалась, но не сдавалась. — А пошему шпашиваешь?

Оборотень бросил на меня насмешливый взгляд, а потом не менее издевательски протянул:

— Да вот думаю, может карту тебе составить.

— Сама доберусь, — не очень-то и благодарно отозвалась я. Но тут же одернула себя. — Спасибо.

— Ты так и не рассказала зачем тебе туда. Редко кто из плащей ходит в башню в одиночку. Да еще и через лес.

— Послание важное, — не стала скрывать я.

Оборотню все равно не узнать, что в конверте. Открыть его сможет только бабушка.

— Настолько, что тебя отправили в пасть к волкам? — Я кивнула. — И что же там может быть такого важного?

Интерес у Грейсона разыгрался нешуточный. Он горел искрами в глубине желтых глаз, читался в хитром прищуре, в едва заметной улыбке. Но я не думала его утолять. Наоборот, подыгрывала: неспешно жевала мясо и закатывала глаза.

— Понятия не имею. Мне сказано только отнести.

— Странная ты, Скарлет, — хмыкнул оборотень, наконец, обращая внимание на еду. — Я бы не удержался.

В ответ я пожала плечами и запустила зубы в кроличью ножку. Мясной сок растекся во рту. Светлые силы, никогда такой вкуснотищи не ела! Вроде бы обычное мясо, запеченное на обычном костре… Но я бы таким каждый день завтракала!

— Пора.

Грейсон быстро разделался со своей порцией и поднялся.

— Пора так пора, — я с сожалением откинула от себя косточку, которую еще можно было обглодать и поправила плащ. — Пойдем.

Лес казался однообразным зелено-коричневым пятном, только пестрые птички и бабочки добавляли ему ярких красок. Я шагала вслед за оборотнем и рассматривала свежие пятна от грязи и травы на штанах.

Это осталось от корня дерева, который я не заметила. А это я засмотрелась на желтую птицу с длинным хвостом. Это, кажется, получила когда у ручья поскользнулась, пока воду набирала…

— Ай! — я влетела носом в широкую спину оборотня. — Что такое?

— Дриада, смотри, — шепотом ответил он, показывая пальцем куда-то в сторону.

Я вгляделась в густое переплетение листьев и веток, но так ничего и не заметила:

— Где?

— Да вон же, — Грейсон повернулся ко мне, притянул к себе и еще раз указал в нужную сторону.

И вот так, стоя рядом с ним, я наблюдала за прекрасной лесной девой и почему-то слышала бешеный стук собственного сердца. Дриаду с первого взгляда можно было принять за тонкое деревце — худенькая девушка с корой вместо кожи, с зелеными волосами до пояса и в набедренной повязке из таких же листьев. Она еще с мгновение постояла на месте, что-то высматривая. А потом тихо скрылась за зарослями орешника.

— Красиво, — смущенно пробормотала я, ощущая жар, исходящий от тела оборотня. — Пойдем?

Голос захрипел, я откашлялась и посмотрела на Грейсона.

— Да, — почти сразу отозвался он. Но только даже не пошевелился. Еще с мгновение помедлил, и лишь потом сделал шаг.

К полудню мы вышли к небольшой поляне в окружении низких деревцев и густых кустарников.

— Дальше сама. По прямой будет деревенька, тут близко. От нее на запад — башня.

— Спасибо, — я постаралась спрятать эмоции и поблагодарить сухо, но кажется не вышло. Голос почему-то дрогнул.

— Что, маленькая воительница, не сбылись твои страхи? Съел я тебя?

— Попробуешь укусить — зубы расшатаю, — погрозила я пальцем и не сдержала улыбки.

— Иди уже, — махнул рукой оборотень, — а то еще письмо испортится.

Фыркнув, я повернулась к нему спиной и шагнула к деревьям.

И правда, чем дольше прощаться, тем сложнее уходить. И неважно, что он оборотень, а я — одна из алых.



Юлия Риа, Анна Минаева

Отредактировано: 25.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться