Другая ведьма. Маска друга

Размер шрифта: - +

Глава 5

Никогда так не радовалась возвращению домой после работы. Весь день сквозь зубы шипела на своих подопытных крысенышей, но терпела, стойко держала себя в руках. В наказание всучила им ведра и тряпки – драили весь день наш кабинет.

Кабинетом полуподвальное помещение с захламленными маленькими кладовыми назвать было сложно – но пришлось. За неимением выбора, так сказать. Всегда странно относилась к безразличию коллег, которые работают в таких некомфортных условиях. Рабочий стол расположился в одной из кладовых, и сидеть за ним было невозможно даже мне – настолько там было тесно.

Лор и Санниа «любезно» помогли мне чуть сдвинуть рабочие постаменты и вытащить стол. Расположившись в углу кабинета, было намного удобнее, по крайней мере, писать отчеты. Свои рабочие углы капрал и ефрейтор оставили без изменений. В другой части от меня у них стояли удобными стулья с мягкими спинками. Да и память услужливо подбросила воспоминание о том, что мужчины редко сидели в этом кабинете. Ошивались постоянно где ни попадя. Работнички.

Погода располагала к прогулке, в вот настроение нет. Поэтому дошла до дома быстрее, чем рассчитывала. Нанимать извозчика не стала – тратить лишний раз деньги не хотелось. А до первой зарплаты больше месяца. Перед нашим с сослуживцами домом стояла крытая карета , с довольно изысканными украшениями по дверкам. Да и видимые шторки в маленьком окошке навевали о мысли, что приехал кто-то весь и весьма солидный. И первой моей мыслью, завидев этот транспорт, была сбежать. На такой богатой карете в этот не очень благочестивый район могла только моя матушка додуматься приехать. Еще только ее мне для полного счастья сегодня не хватало!

— Эри! — голос за моей спиной принадлежал Намаракилу-ласу. Я удивленно повернулась к другу и неуверенно улыбнулась. Он выглядел просто великолепно: стальные волосы, которые вечно были до плеч, гладко зачесаны назад; лицо серого эльфа открыто, но присутствует типичная для его народа холодность – будто он одолжение делает, присутствуя рядом; на молодом мужчине сидел как влитой костюм светло-серебристого цвета; в довершении образа юного выпускника Военной академии под полами серебристого пиджака выглядывала абсолютно черная рубашка.

— Намаракил… Что ты здесь забыл такой красивый? — не стала скрывать, что молодой эльф выглядел прекрасно. А если сравнивать с привычным его обликом в стандартной форме школы наемников – так вообще принц!

— Забыл я в этом месте только тебя, — голос единственного сына доблестной академии магии союза Дейур изменился с тех пор, как мы познакомились – стал глубже и гораздо ниже. Да и вообще парень из слегка неуравновешенного юнца превратился в статного война. Всегда, когда гуляли с друзьями где-то в людном месте, этот образчик народа серых эльфов неизбежно привлекал внимание всех сопливых девчушек. Но тут стоит уточнить, что сие началось не только с заметным преображением друга, но и с выходом одного романа. В той книге героем был серый эльф, по описанию очень похожий на Намаракила. Арифея читала этот роман и только после существенного скандала с Никлаусом странная симпатия тире влюбленность у полуэльфийки сошла на нет.

— Я помню, что у тебя сегодня первый день в Управлении. Но отец приказал присутствовать на одном вечере. Составишь компанию? — Намаракил никогда не улыбался, его доброжелательный настрой я понимала лишь по глазам и жестам. Сейчас мой друг был слегка расстроен – глаза не светились жизнью, уголки губ опущены, а руки он спрятал в карманы брюк, между бровей залегла глубокая складка.

— Я немного устала, — не стала юлить, — Да и сам знаешь, платья на такое событие у меня нет.

— Я это знаю, поэтому привез несколько платьев из того гардероба, что собирала сеньора Иветта. Собственно, твои родители в курсе. На тебя приглашение тоже было выслано на их адрес.

— Клауренция? — хмуро уточнила. Несколько лет назад моя бабушка, если можно так назвать эту женщину, настояла на моем преставлению обществу. Эта ведьма (и здесь я имею в виду не магию, которой владеет женщина) сначала по всему «высшему» обществу раструбила о появлении внучки. И когда уже поместье Иветты начали чаще и чаще навещать непонятные гости – было принято мной решение пойти на уступки Клауренции Техль.

Намаракил слегка склонил голову, подтверждая мои догадки. Ну что ж, не бросать же друга в беде! Попросила молодого мужчину подождать некоторое время и поспешила подняться в квартиру изобразить на своем вечно хмуром и злом лице хоть каплю веселья.

За сборами неожиданно сама для себя задумала о том, что Намаракил всегда не скрывал своих чувств ко мне, далеких от дружеских. Молодой человек не был замечен мною за все чуть более семи лет в отношениях с девушками, он всегда был со мной. Поддерживал, утешал, учил. Был настоящей молчаливой опорой, прекрасным плечом и жилеткой для слез.

Нет, при молодом эльфе я никогда не позволяла себе раскиснуть настолько, чтобы рыдать. Хотя и хотелось, особенно первое время после разрыва с Кадгаром. Я думаю, он это прекрасно знал и просто давал мне возможность самой принимать решения. Не навязывал свою идеологию, свои принципы и правила жизни. Он во всем меня поддерживал, начиная от ссор с родными и заканчивая глупыми мыслями об отречении магии.

Тогда почему же я до сих пор не люблю такого надежного друга? Почему позволяют ему любить себя, а сама словно первостатейная стерва…



Елена Щёголева

Отредактировано: 18.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться